Арбитражная практика

По делу № 1-92/11, по ч.1 ст.105 УК РФ, ч.4 ст.111 УК РФ. Приговор от 27 сентября 2011 года № 1-92/11. Республика Тыва.

Каа-Хемский районный суд Республики Тыва в составе:

председательствующего Монгуша *.*.,

с участием государственного обвинителя - помощника прокурора Каа-Хемского кожууна Республики Тыва Донгак *.*.,

подсудимого Ооржака *.*.,

защитника – адвоката Уванная *.*., представившего удостоверение № и ордер №,

потерпевших *.*., *.*.,

при секретаре Сандык *.*., переводчике Намзын *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании материалы уголовного дела в отношении

Ооржака *.*., родившегося ДД.ММ.ГГГГ в <данные изъяты>, <данные изъяты>, получившего копию обвинительного заключения 20 июля 2011 года, находящегося под стражей с 11 марта 2011 года по настоящее время,

обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных ч.1 ст.105 и ч.4 ст.111 УК РФ,

Установил:

Ооржак *.*. умышленно причинил смерть другому человеку, а также умышленно причинил тяжкий вред здоровью,
опасный для жизни человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего при следующих обстоятельствах.

10 марта 2011 года около 18 часов в квартире №1 дома <адрес> находившийся в нетрезвом со­стоянии Ооржак *.*., из личных неприязненных отноше­ний, возникших к *.*. на почве их конфликта, про­изошедшего днем 10 марта 2011 года, с целью умышленного причинения смерти, используя в качестве орудия преступления не установленный в ходе предварительного следствия нож, нанес им удар в область грудной клетки *.*., причинив последнему телесное повреждение, являющееся тяжким вредом здоровью по признаку опасности для жизни, а в данном слу­чае явившейся непосредственной причиной смерти в виде слепого колото-резаного ранения верхней трети левого плеча с повреждением мягких тканей, полным пересечением плечевой вены и частичным повреждением плечевой артерии на 1/3 ее диаметра, осложнившегося обильным кровотечением, на что указывают признаки обильной кровопотери: малокровие внутренних ор­ганов, слабоинтенсивные островчатые трупные пятна, от которого потерпев­ший *.*. 10 марта 2011 года скончался по пути доставления в Каа-Хемскую центральную кожуунную больницу.

Также, 10 марта 2011 года около 20 часов возле дома <адрес> находившийся в нетрезвом состоя­нии Ооржак *.*. встретив своего знакомого К., из личных неприязненных отношений, возникших к К. на почве конфликта, произошедшего между ними днем 10 марта 2011 года, действуя умышленно, с целью причинения тяжкого вреда его здоровью опасного для жизни человека, и не предвидя возможность на­ступления общественно-опасных последствий в виде наступления смерти К., хотя при необходимой внимательности и предусмот­рительности должен был и мог предвидеть данные последствия, используя в качестве орудия преступления кухонный нож, нанес им удар в левое бедро, причинив ему телесное повреждение, в виде колото-резаного ранения перед­ней поверхности
левого бедра в средней трети, с повреждением кожи, подкожно-жировой клетчатки, мышц бедра, бедренных артерии и вены, расце­нивающееся у живых лиц как тяжкий, опасный для жизни вред здоровью, а в данном случае осложнившись развитием геморрагического шока (положи­тельный индекс шока), массивным наружным кровотечением, отеком веще­ства головного мозга и легких, малокровием внутренних органов, послужило причиной наступления смерти потерпевшего К. 10 марта 2011 г.

В судебном заседании, подсудимый Ооржак *.*. свою виновность в предъявленном ему обвинении признал частично и показал, что в тот день он приехал с чабанской стоянки и у него действительно был конфликт с *.*. по поводу пива, а затем и с К., который обиделся на сделанное ему замечание и ударил его по лбу до крови, а затем они еще подрались. После этого, он в нетрезвом состоянии, проходя мимо дома Щ. услышал голоса и Решил туда зайти, поскольку знаком с Щ.. Зайдя в дом, он увидел 3-4 мужчин русской национальности, которые стали придираться к нему. На это, он Решил припугнуть их и достал из голенища сапога нож, который носил с собой для хозяйственных нужд. Затем, он с целью напугать *.*. замахнулся в его сторону, но тот попытался увернутся и сам напоролся плечом на его нож. После этого, он Решил вызвать врача и сходил к фельдшерско – акушерскому пункту, а затем к дому врача, однако не найдя его вернулся домой. Домой он зайти не смог, поскольку он был закрыт и когда стоял около забора к нему подошел К. и стал приставать к нему, поминая случившуюся в этот день между ними драку, а затем напал
на него. Тогда, он с целью самозащиты, достал свой нож и выставил его в сторону К., который пытаясь ударить его ногой сам напоролся на нож. После этого, он ушел и до утра просидел на горе. Около 06 часов утра он пришел домой, где его жена сообщила ему, что *.*. и К. умерли и его ищет милиция, на что он не поверил. После этого, он пришел в сельский клуб и дал показания следователю. Показания давал на тувинском языке. Протокол допроса подробно не читал, в суть написанного не вникал, поскольку был в шоковом состоянии и ничего не соображал, и просто подписал. Надпись о владении им русским языком и отсутствии необходимости переводчика сделана не им.

В связи с наличием существенных противоречий, по ходатайству государственного обвинителя в порядке ст. 276 УПК РФ оглашены показания Ооржака *.*. данные им во время предварительного следствия в качестве подозреваемого в части противоречий, из которых следует, что он через окно увидел проходившего по улице мимо их дома К.. Тогда он опять разозлился, вспомнив, как К. избил его чуть ранее. Поэтому он от злости, схватив кухонный нож с пластиковой рукоятью с черно-желтой окраской, находившийся у них дома, выбежал на улицу и подбежав к К., нанес своим ножом один удар в его бедро. К. убивать он не хотел. Что дальше было он не помнит. Свою вину в содеянном признает полностью. (1 том л.д. 135-139).

Потерпевший *.*. показал суду, что 11 марта 2011 около 18 часов 30 минут, к ним домой по телефону позвонил *.*., и сообщил о том, чтобы он заводил автомашину, так
как его сына подрезали ножом, и его сын находится у него в доме. После этого, он сразу же выгнал автомашину, и в этот момент к нему домой подъехал *.*., который сказал, чтобы он поторо­пился, так как его сыну плохо. Когда он подъехал к *.*., его сын находился на кухне, и в это время там был фельдшер, жена *.*. -Я., больше там никого не было. На его вопрос, кто подрезал его сына, *.*. ему ответил «Есть такой один идиот», при этом *.*. его имени не назвал. Как он понял, его сына подрезали в доме или в ограде Щ., его имя и отчество не знаю. Затем, он сына погрузил в свою автомашину и поехал в с.Сарыг-Сеп. По дороге им встретилась авто­машина скорой помощи, которую они вызвали. Увидев автомашину скорой помощи, он остановился, после чего сына погрузили в автомашину скорой помощи. Когда он помогал погрузить сына в автомашину скорой помощи, то он был еще жив, а потом, когда врачи поставили ему какие-то уколы, то он спустя некоторое время умер в данной автомашине. Врачи ему сказали, что его сын потерял много крови.

Потерпевшая *.*. показала суду, что 10 марта 2011 г. она была на похоронах, после 14.00 часов она пошла домой, оставив мужа там же. Вечером в 17-18 часов муж пришел домой выпившим. Когда-то он ездил в с.Сарыг-Сеп и таксист не отдал ему его сдачи. Он спросил у нее, принес ли данный таксист его сдачи, она ответила, что не принес. Тогда он вышел из дома и пошел к нему. Потом вечером в 22.00 часов его
привезли, сказали, что он умер. Вечером в 22.00 часов врач и хозяин машины Кл.. сообщили о случившемся. Они подъехали к дому матери мужа. Она слышала как его мать начала орать. Потом она побежала к ним и спросила, что случилось, но врач молчала. Потом сказала, что Хуреш-оола поранили ножом, она подошла к машине, открыла дверь и увидела, что Хуреш-оол лежал в машине. Один сотрудник милиции подошел и сказал, что она является потерпевшей по данному делу. Неприязненные отношения с семьей Ооржака *.*. ранее не было. Они раньше не дружили У мужа был нормальный характер. Она не знает, за что Ооржак *.*. нанес ему ножевое ранение. Во время похорон семья Ооржака *.*. материально помогала.

Свидетель Щ. показал суду, что 10 марта 2011 года в 17:45 минут к нему в дом зашли *.*. и *.*., которые предложили обмыть покупку мотоцикла и с которыми он выпили пиво. К ним также присоединился *.*. Потом *.*. с *.*. ушли. Около 18 часов на улице залаяли собаки. Он пошел посмотреть, и увидел, что подсудимый перелезает через его забор, а затем подошел к нему с ножом в руке. На его требование убрать нож, он замахнулся на него правой рукой с ножом, в грудь но он увернулся. В это время из дома вышел *.*., спросив, что за шум. Подсудимый толкнул его кулаком в коридор. В это время, в ограду зашла жена Ооржака *.*. вместе с какой-то женщиной. Он сказал ей, чтобы она забрала мужа. Затем он услышал крик *.*. «А-ах!». После чего он быстрыми шагами выбежал из дома, при этом, он
заметил, что у него из левого рукава текла кровь. Потом он услышал характерный хлопок калитки соседей *.*., видимо *.*. пошел к соседям. Ооржак *.*. пошел за ним, жена и женщина также пошли за ним. Он слышал, что Ооржак *.*. ругался, слышался голос Я..

В связи с отказом от дачи показаний в соответствии со ст. 51 Конституции РФ, в судебном заседании в порядке ст. 281 УПК РФ по ходатайству государственного обвинителя оглашены показания свидетеля В.. от 11 марта 2011 года данные ею во время предварительного следствия, из которых следует, что когда она 11 марта 2011 года, около 14 часов, когда со своей подругой *.*. у себя дома распивала пиво, с чабанской стоянки за сигаретами и продук­тами пришел Ооржак *.*.. Придя домой Ооржак *.*. также стал вместе с ними распи­вать пиво и через некоторое время уехал на чабанскую стоянку вместе с *.*.. Около 17 часов домой забежал уже опьяневший Ооржак *.*.. На лбу слева у Ооржака *.*. была кровоточащая рана. Когда Ооржак *.*. уходил из дома на чабан­скую стоянку, у него каких-либо телесных повреждений не было. Забежав домой, Ооржак *.*. ничего не объяснив, сразу же выбежал обратно, поэтому она так и не поняла, зачем Ооржак *.*. забегал домой. Что держал в руках Ооржак *.*., она не заметила. Затем она одев сына вместе с *.*. вышли из до­ма, чтобы посмотреть за Ооржаком *.*., но его уже не было. Когда они шли по улице, их кто-то позвал к дому Щ., чтобы ни забрали Ооржака *.*.. Кто именно их позвал, она не помнит, так как тогда
была сильно пьяна. Затем она вместе с *.*. заходила в дом Щ., к ним навстречу выбежал Ооржак *.*.. Они сразу же побежали за Ооржаком *.*. и она сразу же побе­жали за ним. Когда они выбежали на улицу, Ооржак *.*. убежал, не дав себя догнать. Что произошло в доме Щ., она толком не поняла. Затем она вместе *.*. искали Ооржака *.*. по <адрес>, но его там не было. Когда они находились на <адрес>, к ним подошла Кл.. и отозвав ее в сторонку сообщила ей, что Ооржак *.*. ударил ножом *.*., который потом скончался. Откуда Кл.. узнала об этом, она от волнения у нее не узнавать не стала. Время было около 19 часов. Так как они находились недалеко от дома *.*., последняя одна ушла к себе домой. Она вместе с Кл.. пришла к себе домой. Ооржака *.*. дома не было. Дверь дома была закрыта на замок. Когда она искала ключ от замка, подошел Ооржак *.*., который уже был сильно пьян. Затем она стала отчитывая и избивая Ооржака *.*. начала спрашивать у него почему он ударил ножом *.*., который умер. В ответ Ооржак *.*. ответчал ей «Как он мог умереть, неужели...». Била она Ооржака *.*. в грудь, о том била ли она по другим частям тела Ооржака *.*., она не помнит. Открыв дверь дома, она зашла в дом, но Ооржак *.*., не заходя домой, выбежал из дома. Когда она выбежала вслед за ним, Ооржак *.*. с ножом в руке кричал и бегал на улице возле их до­ма. В какой именно руке Ооржак *.*.
держал нож, и что он кричал она не пом­нит. Подбежав к Ооржаку *.*. она выхватила у него нож и увидела, что это был их нож с бело-коричневой пластиковой ручкой, который они использова­ли дома для резки хлеба и других продуктов. Всего у них дома 3 ножа, один из них, это тот, который она тогда выхватила у Ооржака *.*.. Второй нож с деревянной ручкой, а третий поменьше с синей пластиковой ручкой. Нож, аналогичный тому, который она тогда выхватила у Ооржака *.*., есть дома у ее сестры *.*.. Сколько всего ножей у *.*. дома, она не знает, но она точно знает, что такой же нож, который она вы­хватила у Ооржака *.*., есть дома у *.*.. Отобрав у Ооржака *.*. нож, она оттолк­нула Ооржака *.*. на землю и увидела, что недалеко на земле лежит человек. За­тем, она подняв с земли шапку Ооржака *.*., подбежала к человеку, который лежал на земле и узнала его. Им оказался К.. Насколько она помнит, тогда кто-то кричал «К. подрезали...». В это время рядом с К. находились 2 или 3 парней, но кто именно, она не помнит. Куда ударили ножом К. она не разглядывала, но дога­далась, что К. ударил ножом Ооржак *.*.. Шапка Ооржака *.*. и нож, кото­рый она у него отобрала, были у нее в руках. Время было около 20 часов. Затем она забежала в дом своей сестры *.*., чтобы вызвать врачей. За­бежав в дом *.*., она сказав, что подрезали К. и попросила вы­звать врачей, вышла обратно. В это время К. занесли в дом ее соседки РР.. Шапку и
нож, которые она держала в руке, она ос­тавила на крыльце дома *.*.. Когда она зашла в дом РР., К. находился там с тугой повязкой на одной ноге. Рана от ножа была открытой. Спрашивать К. почему его ударил ножом Ооржак *.*. она не стала. Через некоторое время пришел врач. Она все это время находилась в доме РР.. В доме РР. кроме нее находились сама РР., сыновья РР. Ды. и А-Д., Кл.. и еще какой-то парень, которого она не помнит. Ооржак *.*. в тот вечер был одет осеннюю куртку, спортивную шапку черного цвета, синие джинсовые брюки и резино­вые сапоги с голенищами из войлока. (1 том л.д.103-107).

Свидетель *.*. показал суду, что 10 марта 2011 года около 19 часов, он выпив в доме Щ. пива пошел на работу, где от продавщицы ДИ. узнал, что *.*. весь в крови находится у него дома. Когда он зашел в дом, *.*. сидел на веранде около двери, весь в крови, на левом плече у него была рана. На его вопрос, *.*. пояснил, что его подрезал Ооржак *.*.. Они затащили его в дом, и через 15 минут *.*. привез фельдшера, который ставил ему уколы, мерила давление. Также пытались наложить ему жгут, но он все время соскальзывал. *.*. потерял много крови и был бледный но находился в сознании. Примерно через 45 минут его загрузили в машину отца – *.*. и его увезли. До этого, он видел в ограде дома Щ. Ооржака *.*..

Свидетель Я. показала суду, что 11 марта 2011 года около 18 часов в их дом забежал *.*., в окровавленной куртке и который пояснил, что его подрезал Ооржак *.*.. Тогда она позвонила мужу на работу, отправила младшую дочь за врачом. Когда она вышла из дома, около ограды своего дома увидела Ооржака *.*., который был сильно пьян и показывал ей на следы крови, ведущие к ее дому от дома Щ.. В это время появилась его жена В. с какой-то женщиной и увела его. В это время подъехал ее муж, а потом фельдшер, который ставил *.*. уколы, мерила давление, пыталась наложить жгут, но он все время соскальзывал. Также рану пытались забинтовать, прикладывали лед, фельдшер вызвала скорую помощь. Примерно в 18.40 часов потерпевшего увезли на машине.

Свидетель *.*. показал суду, что в середине весны 2011 года, перед 18 часами, он вместе с *.*. пришел в дом к Щ., где посидел 5 минут после чего вышли из дома Щ., зашли в дом *.*., откуда пошли на работу. Выходя он увидел, как Ооржак *.*. вместе с женой и какой-то женщиной заходит в ограду дома Щ., но не придали этому значения. Через некоторое время, он вернувшись в дом *.*. увидел во дворе и на улице следы крови, которые тянулись от дома Щ., и узнал, что Ооржак *.*. зарезал *.*..

Свидетель *.*. показал суду, что в 10 числах марта 2011 года, он с потерпевшим К. и подсудимым распивали спиртное, в ходе чего между потерпевшим и подсудимым возникла ссора по поводу того, что подсудимый назвал потерпевшего никчемным пацаном. В результате ссоры, потерпевший ударил подсудимого, отчего у него пошла кровь.

Свидетель Л. показала суду, что 10 марта около 13 часов она с В. пили пиво. В это время домой пришел Ооржак *.*., а затем куда – то вышел. Когда он вернулся, то был агрессивным, на лбу у него была кровь. Затем он сразу же выскочил из дома. Они с В. пошли за ним следом и увидели, что он забежал в дом Щ.. Когда они зашли следом, навстречу им из дома выскочил *.*., который забежал в дом *.*., за ним выскочил Ооржак *.*. который побежал за *.*. и стал звать его из дома *.*., а затем ушел. Они немного постояли, а затем пошли следом за Ооржаком *.*. Когда *.*. выскочил из дома, телесных повреждений на нем она не заметила, также не заметила ножа в руке Ооржака *.*. В тот вечер она была сильно пьяна и определенно ничего не помнит.

В связи с наличием существенных противоречий, по ходатайству государственного обвинителя в порядке ст. 281 УПК РФ оглашены показания свидетеля Л. данные ею во время предварительного следствия в части противоречий, из которых следует, что в дом Щ. они не заходили.

После оглашения показаний, свидетель их подтвердила, пояснив, что поскольку была сильно пьяна, данного обстоятельства точно не помнит.

о том, что 10 марта 2011 года она была у РР.. Возле дома она встретила Кл.. и В., поговорив с ними, зашла в дом В.. В доме на полу лежал К.. РР. перевязывала ему рану. Видела у него на ноге рану. Нога была перевязана веревкой. Потом подъехала фельдшер, затем милиция. Спустя 10-15 минут подъехала машина, и увезла его. Она подходила к К. пыталась с ним поговорить, но он не отвечал. В доме были РР. и молодые парни. Она была сильно пьяна поэтому точно не помнит. Фельдшер пришла через короткий промежуток времени. В. с К. не разговаривала.

В связи с наличием существенных противоречий в показаниях, в порядке ст.281 УПК РФ, по ходатайству государственного обвинителя оглашены показания свидетеля *.*. данные им в ходе предварительного следствия в части противоречий о том, что на <адрес> около <адрес> она встретила Кл.. и В., которые были в нетрезвом состоянии. В. говорила, что её муж Ооржак *.*. ударил ножом К. ( т.1 л.д.165-166).

Свидетель *.*. оглашенные показания не подтвердила, пояснив, что ей не до этого было, в то время была с похмелья, В. ей ничего не говорила. На предварительном следствии она такие показания не давала. Считает, что следователь, ее не так понял. Протокол допроса не читала, просто расписалась и вышла.

Свидетель Кл.. показала суду, что 10 марта 2011 года, около 18.45 часов, когда она сидела дома, подъехал ее муж *.*. и сказал, что *.*. подрезали и попросил вызвать скорую помощь. Потом, через некоторое время, от фельдшера *.*. узнали, что *.*. умер. Затем, они нашли жену Ооржака *.*. – В., а затем самого Ооржака *.*. которых отвезли к ним домой. В дом они зашли взломав замок, поскольку ключа не нашли. Когда они зашли домой, Ооржак *.*. остался на улице. В это время, на улице раздались крики. Выйдя, она увидела на земле следы крови, которые вели в ограду соседнего дома. Увидев это, она сразу же направилась в данный дом, и там увидела хозяев дома, РР., ее сына. Кто еще был в доме, она не пом­нит. Зайдя в дом, она увидела К., который лежал на полу кухни с раной на левой ноге, на который был наложен жгут. Лицо К. было очень бледное. Затем она позвонила своему мужу, и попросила, что­бы он приехал, чтобы отвезти К. в больницу. На автомашине ее мужа, они повезли К. в больницу, но он не доезжая до сельской больницы, скончался.

Свидетель *.*. показала суду, что 10 марта 2011 года вечером, примерно в 20.00 часов ей позвонила Кл.., и сказала, что ее зять Ооржак *.*. нанес ножевое ранение *.*., и что его увезли в больницу. После этого, к ней домой заходил ооржак *.*. который был в нетрезвом состоянии с царапиной на лице. На ее вопросы о случившемся, он отвечал, что не верит ей. Потом она с Кл.. пошла в центр деревни где встретились с фельдшером *.*., узнали от нее, что *.*. не выдержал, умер. Затем вечером также в 20.00 часов приблизительно, опять позвонила Кл.., сообщила, что Ооржак *.*. нанес ножевое ранение и второму парню. После этого, она на крылце своего дома нашла нож со следами крови.

Свидетель *.*. показал суду, что 11 мар­та 2011 года около 14 часов, он на своем автомобиле, приехал к дому своего свата Ооржака *.*., которого он собирался довезти до чабанской стоянки, рядом с которой находится его собственная чабанская стоянка. Дома Ооржак *.*., жена Ооржака *.*. В. и *.*. распивали пиво. Пиво он с ним не распивал и поев вышел из дома. Вместе с ним в автомобиль сели Ооржак *.*. и его старший сын УД.. По дороге Ооржак *.*. попросил его заехать в несколько домов, где ему надо было с кем-то переговорить. Сначала они подъехали к дому *.*. по <адрес>, где Ооржак *.*. вместе с *.*. более часа распивали пи. Затем *.*. сел вместе с ним и а ав­томобиль. Далее они подъехали к дому Ар., расположенный на этой же улице, но его там дома не оказалось. Затем они подъехали к дому Шо. по <адрес>, а потом приехали к дому Хе. по <адрес> было около 16 часов. Там он сказал, что ему надо на чабанскую стоянку. После чего Ооржак *.*. и *.*. вышли из ав­томобиля и остались, а он вместе с сыном Ооржака *.*. УД. поехал на ча­банскую стоянку.

Свидетель ОК. показал суду, что 10 марта 2011 года около 20 часов в дежурную часть ОВД по Каа-Хемскому району поступило сообщение о том, что по пути доставления в Каа-Хемскую цен­тральную кожуунную больницу из села Бурен<данные изъяты> скончался *.*. ДД.ММ.ГГГГ года рождения. Получив это сообщение он вместе с другими оперуполномоченными ОВД по Каа-Хемскому району, которых он в данный момент не помнит, выехал в <данные изъяты> Приехав в <данные изъяты> они сразу же заехали в дом *.*., где от его родственников узнали, что убийство *.*. совершил некий Ооржак *.*.. Прибыв на <адрес>, они сразу же узнали, что в квартире еще одного дома указанной улицы занесли еще одного раненного - К.. Когда они зашли в указанную квартиру, К. лежал на полу без признаков жизни с одной колото-резаной раной на бедре. Чтобы выяснить возможное место причинения те­лесного повреждения, он направился по следам крови, которые вели из ука­занной квартиры на улицу, а именно на участок указанной улицы между до­мами. Посветив это место фонарем, он обнаружил на земле кухонный нож с пластиковой рукоятью, который он в целях сохранения в каче­стве вещественного доказательства подобрал его и завернул в полиэтилено­вый пакет. Потом, когда они проводили оперативно-розыскные мероприятия, стало известно, что житель <данные изъяты> - Ооржак *.*. действительно после причинения телесного повреждения *.*. ве­чером того же дня на улице перед своим домом другим ножом нанес телес­ное повреждение в бедро К., который впоследствии также скончался. В ходе опроса жителей села родная сестра супруги Ооржака *.*. В. - *.*., выдала им ку­хонный нож, который как она пояснила, нашла на крыльце своего дома в тот же вечер вместе с какой-то спортивной шапкой. Также *.*. пояснила, что этот нож она уже вымыла. После этого, в тот же вечер, супруга *.*. - Я. выдала им одежду *.*., в которую он был одет в момент совершения в отношении него преступления.

Свидетель *.*. показал суду, что в тот вечер, он возвращаясь домой из спортзала, услышал крики людей. Он подошел и услышал голоса Ооржака *.*. и одной бабушки, имени которой не знает, которая кричала, что К. ударили ножом. Он прошел мимо них дальше, подошел к дому А-Д., и увидел возле дома лежащего на земле К.. Он хотел его поднять, но не смог. Потом к нему подошел А-Д.. Сначала они посветили на него фонарем от зажигалки, и увидели кровь на левой ноге К., после чего занесли его в дом А-Д., сняли с него брюки. Около двери дома лежала веревка из обуви под названием «Чуня», которой ему перевязали ногу. Он держал за голову К.. Затем прибыли сотрудники милиции, которые перевязали рану футболкой, а затем врач, которая велела отвезти его в больницу. После этого, они, положив К. на покрывало повезли в больницу. По пути в больницу К. дышал, но замедленно, не как здоровые люди и с хрипом. Когда подъехали к больнице, оказалось, что врач забыла ключи от больницы и им пришлось съездить к ней домой за ключами, когда приехали обратно, врач сказала, что К. уже умер.

Свидетель *.*. показал суду, что 10 марта 2011 года, около 21 часа, возвращаясь из спортзала, он увидел возле забора своего дома К. с окровавленной правой ногой. Он был в сознании и говорил, что «Ооржаку *.*. будет плохо». В это время по­дошел *.*. и они затащили К. в дом, где спустили брюки, чтобы посмотреть рану. Рана была на левом бедре, из которой сильно шла кровь. Для остановки кровотечения, они затянул шнур сверху раны. В это время зашли сотрудники милиции, которые связали рану еще футболкой. Потом пришла врач *.*.. Затем К. вынесли и посадили в автомашину и повезли в фельдшерско-акушерский пункт села. Когда они подъехали к ФАП, выяснилось, что врач оставила ключи от ФАП и им пришлось съездить и за ними. По дороге врач сообщила, что уже поздно и что К. скончался.

Свидетель *.*. в судебном заседании показала, что Ооржак *.*. родился ДД.ММ.ГГГГ году в <данные изъяты> и является ее племянником. Он самый старший сын в семье. С детства он помогал семье по - хозяйству, водил трактор, помогал отцу. Когда его мама заболела Ооржак *.*. в ДД.ММ.ГГГГ гг. работал в детском саду «<данные изъяты>» <адрес> на должности <данные изъяты>. На заработанные деньги он покупал матери лекарства. Его отец был инвалидом. Ооржак *.*. после смерти матери был опорой и поддержкой для братьев и сестер. В 2000 г. он обзавелся с семьей и стал проживать в <данные изъяты>. Здесь он создал свое подсобное хозяйство. Ранее он не привлекался к административной ответственности. Она не думала, что Ооржак *.*. совершит такое преступление.

Дополнительный свидетель *.*. показала, что работает акушером в фельдшерско-акушерском пункте <данные изъяты>. 10 марта, она оказывала помощь потерпевшему *.*. К моменту ее приезда, потерпевший потерял много крови, рукав его куртки был тяжелый от крови, был бледный, когда она пыталась помочь ему отталкивала его, из раны уже шли сгустки крови. Ему пытались наложить жгут, но из-за неудобного расположения раны, он все время соскальзывал. Также она вводила ему препараты «Викасол», «Дицинон», «Кордиамин», «Преднизалон», «Адреналин», делала ему тампонады с перекисью водорода, пытаясь прижечь рану, но поскольку крови было много, они быстро пропитывались кровью и их приходилось постоянно менять. Затем она Решила ехать навстречу машине «скорой помощи», погрузила потерпевшего в машину его отца и поехала навстречу. Когда потерпевшего перенесли в машину «скорой помощи» он умер.

При оказании помощи потерпевшему К. она по приезду сразу поняла, что он уже умер, поскольку давление у него отсутствовало, зрачки не реагировали на свет. Таким образом, она поняла, что уже наступила смерть, но все же Решила попытаться помочь ему и Решила отвезти в ФАП, чтобы поставить капельницу. Но по приезду в ФАП выяснилось, что она оставила ключи от ФАПа в кармане шубы, в которой оказывала помощь *.*. и которую не стала одевать поскольку она тяжелая. Когда они открыли ФАП, она поняла, что К. уже не помочь и прекратила попытки оказания помощи. Возможности наложить сосудистые швы на рану у нее нет, поскольку у них в ФАПе таких условий нет, данная операция делается врачами хирургами в условиях ЦКБ.

Специалист *.*. показала, что работает врачом хирургом в Каа-Хемской ЦКБ. Оказанную акушером ФАП *.*. первую медицинскую помощь потерпевшим оценивает как надлежащую. Фельдшером было сделано все возможное в имевшихся условиях. По поводу показаний свидетеля *.*. о том, что потерпевший в момент доставления в ФАП прерывисто дышал пояснила, что данное обстоятельство свидетельствует о том, что потерпевший находился в агональном состоянии, то есть уже наступила клиническая смерть, но биологическая, то есть окончательная смерть еще не наступила. В такой момент вернуть человека к жизни очень сложно, почти невозможно и данное возможно только в условиях ЦКБ. В условиях ФАП наложит сосудистые швы невозможно, поскольку данная операция делается только квалифицированными врачами хирургами.

Также, судом исследованы следующие письменные доказательства:

Протокол осмотра места происшествия от 11 марта 2011 г., соглас­но которому в ходе осмотра начиная с поверхности пола веранды <адрес>, где проживает свидетель Щ. до ка­литки ограды квартиры <адрес>, об­наружена дорожка следов вещества, похожего на кровь. С указанной дорож­ки следов, а именно со следа на поверхности пола веранды квартиры свиде­теля Щ. на марлевые тампоны произведены смывы. (1 том л.д.67-78)

Протокол осмотра места происшествия от 11.03.2011г., согласно ко­торому после осмотра проведенного в квартире <адрес>, где проживает свидетель Щ. на расстоя­нии 10 метров в западном направлении в центральной части указанной ули­цы на поверхности земли сквозь снег отчетливо видны следы вещества алого цвета похожего на кровь. Слева от обнаруженных следов стоит <адрес> указанной улицы, куда и ведет дорожка аналогичных следов веще­ства похожего на кровь. На поверхности земли перед калиткой <адрес> обнаружен след замерзшего вещества похожего на кровь. С ука­занных следов вещества, похожих на кровь, обнаруженных на улице изъяты образцы вещества алого цвета, похожего на кровь. Далее в ходе осмотра, поскольку следы вещества ведут к жилому дому, перед производством осмотра указанных следов, ведущих через веранду дома к порогу у входной двери. (1 том л.д.87-98)

Протокол осмотра предметов от 21 марта 2011 года, согласно кото­рому, осмотрены вещественные доказательства по делу (1 том л.д. 17-20).

Постановление о признании и приобщении к уголовному делу ве­щественных доказательств от 21.03.2011 г., согласно которому к материалам уголовного дела признаны и приобщены в качестве вещественных дока­зательств: марлевые тампоны со смывами вещества похожего на кровь, изъя­тые при производстве осмотра места происшествия в ограде и в помещении квартиры <адрес>, марлевые тампо­ны со смывами вещества, похожего на кровь, изъятые в производстве осмот­ра места происшествия на улице возле <адрес>; изъятые в ходе выемки у свидетеля ОК. два ножа, куртка и кофта потерпевшего *.*. ; изъятые в ходе выемки у судебно-медицинского эксперта *.*. кожный лоскут с повреждением от трупа *.*., одежда потерпевшего *.*. : джинсовые брюки синего цвета с кожаным коричневым ремнем, серые спортивные брюки, пара шерстяных носков, пара хлопчатобумажных носков и серые трусы. (1 том л.д.21-22).

Протокол осмотра предметов от 01 апреля 2011 года, согласно кото­рому осмотрены вещественные доказательства по делу.

Постановление о признании и приобщении к уголовному делу ве­щественных доказательств от 01.04.2011 г., согласно которому к материа­лам уголовного дела признаны и приобщены в качестве вещественных дока­зательств: изъятые в ходе выемки у судебно-медицинского эксперта *.*. кожный лоскут с повреждением от трупа К. и брюки потерпевшего К. (1 том л.д.49).

Заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому смерть гражданина *.*. наступила от телесного повреждения яв­ляющегося тяжким вредом здоровью по признаку опасности для жизни, а в данном случае непосредственной причиной его смерти в виде слепого коло­то-резаного ранения верхней трети левого плеча с повреждением мягких тка­ней, полным пересечением плечевой вены и частичным повреждением пле­чевой артерии на 1/3 ее диаметра, осложнившегося обильным кровотечени­ем, на что указывают признаки обильной кровопотери: малокровие внутрен­них органов, слабоинтенсивные островчатые трупные пятна. (1 том л. д.223-234).

Заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому при исследовании трупа гражданина К. выявлено колото-резаное ра­нение передней поверхности левого бедра в средней трети, с повреждением кожи, подкожно-жировой клетчатки, мышц бедра, бедренных артерии и ве­ны. Указанное выше повреждение прижизненное, могло быть получено неза­долго до наступления смерти от воздействия острого колюще-режущего орудия типа клинка ножа, у живых лиц расценивается как тяжкий. Опасный для жизни вред здоровью, а в данном случае осложнившись развитием ге­моррагического шока (положительный индекс шока), массивным наружным кровотечением, отеком вещества головного мозга и легких, малокровием внутренних органов, послужило причиной наступления смерти. (1 том л.д.194-211).

Заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому у Ооржак *.*. имелся ушиб мягких тканей лица слева, который не расценива­ется как вред здоровью. Это телесное повреждением могло быть причинено кулаков в ходе драки в срок и при обстоятельствах указанных в постановле­нии. (2 том л.д.9-10).

Заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому кровь потерпевшего *.*. относится к Ар группе В трех смывах с места происшествия обнаружена кровь человека Ар группы. Происхождение этой крови от потерпевшего *.*. не исключается. Высказаться о при­надлежности крови потерпевшему К. не представляется возмож­ным, так как образец его крови не был представлен следователем для сравни­тельного исследования. Высказаться о принадлежности крови потерпевшему К. не представляется возможным, так как образец его крови не был представлен следователем для сравнительного исследования. (2 том л.д.30-34).

Заключение эксперта № от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому из за­ключения эксперта *.*. № от ДД.ММ.ГГГГ известно, что «Кровь потерпевшего *.*. относится к Ар группе. В трех смы­вах с места происшествия обнаружена кровь человека Ар группы. Происхо­ждение этой крови от потерпевшего *.*. не исключается». На­стоящим исследованием установлена принадлежность крови *.*. к типу Нр 2-1. Кровь потерпевшего К. принадлежит к Ар, Нр 2-2 группе. При попытке дифференцирования крови в смывах по сывороточной системе Нр установлена антипичная форма Нр, что может быть обусловлено гнилостными изменениями крови при неправильном ее высушивании. Таким образом, происхождение крови во всех трех смывах возможно как от Рязано­ва *.*., так и от К. На двух ножах крови не обнаружено. (2 том л.д.85-88).

Заключение эксперта №-МК от ДД.ММ.ГГГГ, согласно которому на представленной на исследование куртке *.*., выявлено 2 повреж­дения, которые имеют признаки колото-резаных, ноне пригодны для уста­новления параметров орудий, которым они причинены, в виду выраженной деформации концов волокон, образующих их края. На представленной на исследование кофте выявлено 1 повреждение, которое могло быть получено от воздействия колюще-режущего орудия типа клинка-ножа, но пригодно для установления его параметров по причине указанной выше. На представлен­ных на исследование брюках К. выявлено одно повреждение, ко­торое могло быть получено от воздействия острого колюще-режущего ору­дия типа клинка ножа, имевшего острый кончик, острое с двусторонней за­точкой лезвие и п-образный на поперечном сечении обушок толщиной около 1,4-1,6 мм. На представленном на исследование лоскуте кожи *.*. выявлено одно сквозное повреждение, которое было получено от воздейст­вия острого колюще-режущего орудия типа клинка ножа, имевшего острый кончик острое с двусторонней заточкой лезвие и п-образный на поперечном сечении обушок толщиной около 1,2-1,6 мм. Параметры представленного на экспертизу ножа - № не соответствуют вышеуказанным, что позволяет ис­ключить его как орудие нанесения повреждений исследованных поврежде­ний. Параметры представленного на экспертизу ножа - 1, позволяют судить о возможности использования его в качестве орудия нанесения повреждений К., равно как и любого другого имеющего указанные параметры. Фрагмент металла, обнаруженный в ране, не является составной частью ни одного из представленных на экспертизу ножей. (2 том л.д.57-69).

Явка с повинной Ооржака *.*. от 11 марта 2011 года, согласно которому Ооржак *.*. в 06 час. 11 марта 2011 года явился в администрацию <адрес> и сознался в том, что он причастен к смер­ти *.*. и К.. (1 том л.д.127).

Протокол проверки показаний свидетеля Щ. на месте от 11 марта 2011 года, согласно которому он в доме по адресу: <адрес>, показал, что 10 марта 2011 года, около 18 часов он находился у себя дома вместе с *.*.. Когда залаяла собака он вышел из дома и увидел, как Ооржак *.*. с ножом в пра­вой руке, перелез через ограду его дома. Ооржак *.*. кричал «Убью!» Потом Ооржак *.*. взбежал на крыльцо его дома и замахнулся на него ножом, но ему удалось уклониться от его удара. В это время открылась дверь, откуда выглянул *.*. со словами «Щ., что случилось?». В это время Ооржак *.*. подбе­жал к *.*. и ударил последнего кулаком в грудь левой рукой. После этого *.*. задним шагом зашел обратно в дом. После этого свидетель Щ. выбежал на крыльцо, откуда увидел как во двор его дома зашли супруга Ооржака *.*. - В. и подруга последней. Тогда свидетель Щ. обратил­ся к В., чтобы та забрала Ооржака *.*.. В это время послышался крик *.*. «А-а!». Как показал свидетель Щ., дверь его дома была открыта, но электричества в доме не было, поэтому в доме стоял полумрак. В это врем В. с подругой забежала в дом после чего из дома послышалась ругань на тувинском языке. Когда свидетель Щ. стоял на крыльце, в это врем *.*. выбежал из дома со словами «Ооржак *.*. ударил меня ножом!» выбе­жал на улицу. (1 том л.д.79-86).

Изучив указанные доказательства, суд приходит к выводу о виновности Ооржака *.*. в совершении инкриминируемых ему деяний.

К такому выводу суд пришел на основании анализа показаний свидетелей Щ. о том, что подсудимый замахивался на него ножом, а когда он увернулся, втолкнул потерпевшего в коридор, откуда раздался его вскрик, затем потерпевший выбежал с окровавленным плечом, показаний свидетелей *.*., *.*., Я. о том, что со слов потерпевшего *.*. они узнали, что его ударил ножом подсудимый, оглашенных показаний подсудимого, данных им в качестве подозреваемого, из которых следует, что он вспомнив имевшую место между ними драку, со злости ударил потерпевшего К. ножом в ногу, оглашенных показаний свидетеля В. о том, что она видела, как потерпевший выбежал из дома Щ., а за ним вышел подсудимый, а также о том, что находясь в доме, она услышала крики на улице и увидела, что подсудимый стоит с ножом в руках и кричит, а на земле лежит потерпевший К., показаний свидетелей *.*. о том, что потерпевший К. истекая кровью грозился в адрес подсудимого, показаний Кл.. о том, что когда она находилась в доме подсудимого, на улице раздались крики, и она увидела на земле потерпевшего К., показаний свидетеля *.*. о том, что проходя возле дома *.*. он увидел потерпевшего, у которого была рана на ноге, протоколом проверки показаний на месте свидетеля Щ., который на месте преступления подтвердил свои показания, заключениями судебно-медицинских экспертиз трупов потерпевших, протоколами осмотра места происшествия.

Указанные доказательства, суд берет в основу Приговора, поскольку они последовательны, подтверждаются при сопоставлении с друг другом, не содержат существенных, влияющих на исход дела противоречий, добыты и закреплены в установленном законом порядке, в связи с чем, их относимость и допустимость у суда сомнений не вызывает.

Оснований для оговора подсудимого со стороны свидетелей суд не усматривает, поскольку в судебном заседании они показали об отсутствии неприязненных отношений с подсудимым, из материалов дела иной заинтересованности свидетелей в исходе дела не усматривается. Заключения по делу даны квалифицированными экспертами, компетенция которых у суда сомнений не вызывает и сторонами не оспаривалась.

Показания подсудимого о неумышленных действиях в отношении обоих потерпевших, а именно о том, что *.*. он пытался напугать, а в отношении К. защищался от него, суд находит несостоятельными, поскольку они опровергаются показаниями свидетеля Щ. о том, что подсудимый замахивался на него ножом в область груди, а когда он увернулся, напал на потерпевшего, а затем побежал за ним к дому *.*., что также подтверждается фотографией № из фототаблицы к протоколу осмотра места происшествия, из которой видно, что удар потерпевшего в сторону Щ. был направлен в область расположения жизненно важных органов – груди, оглашенными показаниями подсудимого о том, что он увидев через окно потерпевшего К., вспомнив ранее имевшую место драку между ними, ударил потерпевшего ножом в ногу, заключения судебно-медицинских экспертиз, установивших глубокие ранения.

Не свидетельствует о неумышленном характере действий подсудимого и факты того, что подсудимый в разговоре с В. и *.*.., на их слова о том, что он убил *.*. говорил, что не верит, поскольку данное обстоятельство при наличии вышеуказанных фактов, достоверно не свидетельствует об отсутствии умысла подсудимого на причинение ему смерти.

Таким образом, суд находит, что в отношении потерпевшего *.*., подсудимый действовал с умыслом на причинение смерти, о чем свидетельствуют применение им в качестве оружия ножа, его действия в отношении свидетеля Щ. по попытке нанести ему удар ножом, а также установленные заключением эксперта характер и локализация телесного повреждения, расположенного в области груди – то есть области расположения жизненно важных органов, с глубиной раневого канала в 8-10 см.

Также, суд находит доказанным факт умысла на причинение тяжкого вреда здоровью при нанесении удара ножом в ногу потерпевшего К., поскольку характер и локализация телесных повреждений установленных у потерпевшего К., а именно глубина раневого канала длиной 13.5 см. что свидетельствует о большой силе удара, свидетельствует об умысле на причинение тяжкого вреда здоровью. При этом, суд находит, что в связи с применением подсудимым в качестве оружия опасного предмета, характера его применения подсудимый при должной внимательности и осмотрительности мог предвидеть наступление последствий в виде смерти потерпевшего, к том числе и от кровопотери.

Доводы подсудимого о том, что данные им показания искажены следователем, показания давал на русском языке суд находит не влияющими на допустимость данного доказательства, поскольку как видно из протокола его допроса, подсудимый допрашивался в присутствии защитника, заинтересованность и компетентность которого сторона защиты не оспаривала, подсудимому разъяснялись его права, в том числе право давать показания на родном языке, отсутствие замечаний на протокол допроса. В последующем, как видно из материалов дела, подсудимый также в присутствии защитника заявлял о владении им русским языком и отсутствия необходимости переводчика и кроме того, изложенные в них показания подтверждаются оглашенными показаниями свидетеля В. и показаниями свидетеля Кл..

Также не имеется оснований считать, что смерть потерпевших наступила в результате ненадлежащего оказания им медицинской помощи, поскольку из показаний свидетеля *.*. и специалиста *.*., суд каких-либо фактов свидетельствующих об этом, в частности необоснованно длительного неоказания помощи или совершения действий, повлекших ухудшение состояния потерпевших при реальной возможности их спасти не усматривает. Исходя из указанных выше доказательств, суд находит, что смерть потерпевших состоит в причинно-следственной связи с действиями подсудимого, а не действиями медицинского работника или иных лиц.

Таким образом, действия подсудимого в отношении *.*. суд квалифицирует по ч. 1 ст. 105 УК РФ как убийство, то есть умышленное причинение смерти человеку, а в отношении К. по ч. 4 ст. 111 УК РФ, то есть как умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшего по неосторожности смерть потерпевшего.

Психическая полноценность подсудимого у суда сомнений не вызывает, поскольку он на учете в психиатрическом или наркологическом диспансерах не состоит, в судебном заседании вел себя адекватно.

При назначении наказания суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, его личность, обстоятельства смягчающие наказание, а также влияние назначенного наказания на его исправление и на условия жизни его семьи.

Преступление, совершенное подсудимым, в соответствии со ст. 15 УК РФ, относится к категории особо тяжких преступлений.

В соответствии со ст. 61 УК РФ к обстоятельствам, смягчающим наказание подсудимого суд относит, явку с повинной, положительные характеристики с места жительства, наличие на иждивении несовершеннолетних детей, частичное признание им своей вины, а также отсутствие неснятых и непогашенных судимостей, ходатайства жителей с<данные изъяты> и должностных лиц, а также возмещение материального ущерба потерпевшим связанным с похоронами потерпевших.

В соответствии со ст. 63 УК РФ обстоятельств отягчающих наказание суд не Установил.

Назначая вид и размер наказания подсудимому, принимая во внимание, данные о личности подсудимого характер и степень общественной опасности совершенного подсудимым преступления, обстоятельства его совершения, суд полагает необходимым назначить подсудимому наказание в виде лишения свободы на определенный срок с реальным его отбыванием, считая, что исправительное воздействия данного наказания будет наиболее эффективным.

В связи с наличием смягчающего наказания обстоятельства, предусмотренного п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, наказание подсудимому назначается с применением ст. 62 УК РФ.

Оснований для назначения наказания с применением положений ст. 64 УК РФ суд не усматривает.

В соответствии с п. «в» ч. 1 ст. 58 УК РФ, отбывание наказания назначается в исправительной колонии строгого режима.

В связи с достаточностью наказания в виде лишения свободы, суд считает нецелесообразным назначать подсудимому дополнительное наказание в виде ограничения свободы.

Гражданский иск по делу не заявлен.

Вещественные доказательства после вступления Приговора в законную силу надлежит уничтожить.

Процессуальные издержки в виде средств уплаченных защитнику назначенному судом подлежат взысканию с подсудимого, поскольку он работоспособен, оснований для его освобождения от их уплаты не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 304, 307-309 УПК РФ, суд

Приговорил:

Ооржака *.*. признать виновным в совершении преступления предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ и ч. 4 ст. 111 УК РФ и назначить ему наказание по ч. 1 ст. 105 УК РФ, с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ в виде 9 (девяти) лет лишения свободы, по ч. 4 ст. 111 УК РФ с применением ч. 1 ст. 62 УК РФ в виде 7 (семи) лет лишения свободы. На основании ч. 3 ст. 69 УК РФ, по совокупности преступлений, путем частичного сложения назначенных наказаний, окончательно назначить наказание в виде 13 (тринадцати) лет лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Срок наказания Ооржака *.*. исчислять со дня постановления Приговора, то есть с 27 сентября 2011 года. В срок наказания зачесть время содержания Ооржака *.*. под стражей с 11 марта 2011 года по 27 сентября 2011 года.

Меру пресечения в отношении Ооржака *.*. в виде содержания под стражей до оставить без изменения.

Процессуальные издержки по оплате услуг защитника назначенного судом в размере 4535 руб. 36 коп. взыскать с подсудимого Ооржака *.*.

Приговор может быть обжалован в кассационном порядке в Верховный Суд Республики Тыва в течение 10 суток со дня его провозглашения, а осужденным содержащимся под стражей в тот же срок со дня вручения копии Приговора. В случае подачи кассационной жалобы осужденный вправе ходатайствовать о своем участии в рассмотрении уголовного дела судом кассационной инстанции, при этом, ходатайство об э Ф.И.О. кассационной жалобе.

Председательствующий судья *.*. Монгуш