Арбитражная практика

Исковые требования о досрочном назначении трудовой пенсии по старости обоснованно удовлетворены, поскольку трудовые обязанности, исполняемые истцом в спорные периоды, являются тождественными характеристике работ мастера строительных и монтажных работ, указанного в Едином квалификационном справочнике должностей руководителей, специалистов и служащих и поименованного в Списке N 2, дающем право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости. Определение от 14 сентября 2011 года № 33-1869. Рязанская область.

(извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационной жалобе ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ по Рыбновскому району на решение Рыбновского районного суда Рязанской области от 29 июля 2011 года, которым постановлено:

Иск *.*. Н. к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Рыбновскому району Рязанской области о досрочном назначении трудовой пенсии по старости удовлетворить.

Признать за *.*. Н. право на досрочное назначение пенсии по старости в связи с занятостью на работах с тяжелыми условиями труда, включив в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости период его работы в
качестве мастера в Передвижной механизированной колонне - <...> треста “<...>“ с 22 августа 1980 года по 9 сентября 1985 года включительно и в <...> передвижной механизированной колонне - <...> треста “<...>“ с 16 сентября 1985 года по 4 декабря 1986 года включительно.

Обязать Государственное учреждение - Управление пенсионного фонда Российской Федерации по Рыбновскому району Рязанской области назначить *.*. Н. досрочную пенсию по старости в связи с занятостью на работе с тяжелыми условиями труда с 9 марта 2010 года.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Вергазовой *.*., объяснения *.*. Н., возражавшего против доводов кассационной жалобы, судебная коллегия

установила:

Истец считал, что отказ ответчика включить спорные периоды работы в льготный пенсионный стаж нарушает его законное право на досрочное назначение пенсии по старости и является незаконным по следующим основаниям.

С 1 января 2002 года вступил в действие Федеральный закон от 17.12.2001 N 173-ФЗ “О трудовых пенсиях в Российской Федерации“. Статьи 27 и 28 указанного Закона предусматривают, что граждане, работающие в особых условиях труда, имеют право на досрочное назначение трудовой пенсии. Круг лиц, имеющих право на эту пенсию, определен Списками N 1 и 2 производств, работ, которые утверждены постановлением Кабинета Министров СССР от 26.01.1991 N 10. Указанными Списками определены наименования профессий и должностей, работа в которых дает право на досрочное назначение трудовой пенсии. Так, в Списке N 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, занятость в которых дает право на пенсию по возрасту (по старости) на льготных условиях, засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, наравне с
работами, предусмотренными Списком N 2 производств, работ, профессий, должностей и показателей с вредными и тяжелыми условиями труда, утвержденным Постановлением Кабинета Министров СССР от 26 января 1991 года N 10. Согласно указанному выше Списку от 22 августа 1956 года N 1173 право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости предоставлено мастерам/десятникам/прорабам.

Считал, что период его работы мастером в <...> треста “<...>“ с 22 августа 1980 года по 6 сентября 1985 года и период его работы мастером <...> треста “<...>“ с 16 сентября 1985 года по 4 декабря 1986 года приходятся на период действия Списка N 2 от 22 августа 1956 года в разделе XXIX которого поименована должность “мастера“, и что в его трудовой книжке его должность “мастер“ указана правильно, в соответствии с действующим на тот период Списком N 2 от 22 августа 1956 года.

С момента приема его на работу в должность мастера он фактически исполнял обязанности мастера строительных и монтажных работ, поименованного в Списке N 2 от 26 января 1991 года в организациях, занимающихся строительством новых сооружений промышленного и гражданского назначения. Он устанавливал и доводил производственные задания рабочим в соответствии с утвержденными планами и графиками производства, обеспечивал план выполнения по строительству и монтажу объектов, обеспечивал расстановку бригад на участке, контролировал соблюдение технологических процессов, принимал участие в приемки и сдаче объектов, осуществлял производственный инструктаж рабочих по технике безопасности, контролировал соблюдение техники безопасности. Все указанные работы он выполнял в течение полного рабочего дня и ни с какими другими работами связан не был.

Таким образом, исполняемые им трудовые обязанности в спорные периоды работы в должности мастера,
являются тождественными характеристике работ должности мастера строительных и монтажных работ, указанного в Едином квалификационном справочнике должностей, руководителей, специалистов и служащих, утвержденном Приказом Минздравсоцразвития РФ от 10 декабря 2009 года N 977 и поименованного в Списке N 2 от 26 января 1991 года.

Просил обязать ГУ - УПФ РФ по Рыбновскому району Рязанской области включить в трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости, периоды работы в передвижной механизированной колонне - <...> треста “<...>“ с 22 августа 1980 года по 6 сентября 1985 года в должности мастера - 5 лет 3 месяца 4 дня и в Шиловской передвижной механизированной колонне - треста “<...>“ с 16 сентября 1985 года 4 декабря 1986 года в должности мастера - 1 год 2 месяца 19 дней. Обязать ГУ - УПФ РФ по Рыбновскому району Рязанской области назначить ему досрочную трудовую пенсию по старости в связи с занятостью на работе с тяжелыми условиями труда с 9 марта 2010 года.

В уточненном исковом заявлении *.*. Н. исключил из числа лиц, участвующих в деле, третье лицо - ООО “Облкоммунпроект“, поскольку периоды его работы в данной организации не являются спорными, а также уточнил основания предъявленного иска, указав, что наименования его должности в спорный период “мастер“ являются тождественными должности “мастер строительных и монтажных работ“, что установлено пунктом 1 Постановления Министерства труда и социального развития РФ от 1 апреля 2003 года N 15, которым установлено тождество профессий рабочих, предусмотренных Списком N 2 от 22 августа 1956 года и которые при пересмотре соответствующих выпусков Единого тарифно-квалификационного справочника работ, профессий и должностей были
унифицированы в профессии, включенные в Список N 2 от 26 января 1991 года N 10. Просил обязать Государственное учреждение - Управление Пенсионного фонда РФ по Рыбновскому району Рязанской области включить в трудовой стаж, дающий право на досрочное назначение пенсии по старости, периоды работы в передвижной механизированной колонне - треста “<...>“ с 22 августа 1980 года по 6 сентября 1985 года в должности мастера - 5 лет 3 месяца 4 дня; в Шиловской передвижной механизированной колонне - треста “<...>“ с 16 сентября 1985 года по 4 декабря 1986 года в должности мастера - 1 год 2 месяца 19 дней. Обязать ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ по Рыбновскому району Рязанской области назначить ему досрочную трудовую пенсию по старости в связи с занятостью на работе с тяжелыми условиями труда с 9 марта 2010 года.

Районный суд удовлетворил заявленные требования, постановив об этом указанное решение.

В кассационной жалобе ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ по Рыбновскому району просит решение суда отменить, принять новое об отказе в иске. В обоснование жалобы указано, что истец в спорные периоды действительно работал в должности мастера, но нигде не указано, что он был мастером строительных и монтажных работ. Из представленных истцом документов не имеется возможности подтвердить факт его работы строительстве новых объектов. Показаниями свидетелей не может быть подтвержден характер работы истца, в связи с чем решение суда незаконно и необоснованно и подлежит отмене.

Проверив законность и обоснованность принятого решения по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что оснований для его отмены не имеется.

Так, из материалов дела усматривается, что 9 марта 2010
года истец, по достижении возраста 56 лет и общего страхового стажа более 25 лет, обратился в ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ по Рыбновскому району Рязанской области с заявлением о досрочном назначении трудовой пенсии по старости в связи с занятостью на работе с тяжелыми условиями труда.

11 марта 2010 года ГУ - Управление Пенсионного фонда РФ по Рыбновскому району Рязанской области в назначении досрочно трудовой пенсии по старости и включении спорных периодов работы в льготный пенсионный стаж *.*. Н. было отказано по тем основаниям, что документы, подтверждающие работу *.*. Н. в должности мастера, занятого на строительстве новых объектов, отсутствуют, а по имеющимся документам невозможно определить и установить соответствие между работой, фактически выполняемой *.*. Н. и работой, предусмотренной Списками.

Таким образом, в льготный стаж *.*. Н. не включены периоды его работы в передвижной механизированной колонне - Треста “<...>“ с 22.08.1980 по 06.09.1985 в должности мастера и в <...> передвижной механизированной колонне - треста “<...>“ с 16.09.1985 по 04.12.1986 в должности строймастера.

Удовлетворяя исковые требования, суд обоснованно исходил из того, что вид деятельности указанных предприятий заключался в строительстве и реконструкции объектов промышленности, жилья и соцкультбыта, выполнение проектно-сметных работ, исполнение функций заказчика и инжиниринговые услуги, что подтверждается выпиской из Устава АОО “<...>“ - правопреемника треста “<...>“.

При этом суд обоснованно указал в решении, что факт работы истца по профессии, дающей право на льготное назначение пенсии в указанные периоды нашел свое подтверждение архивными данными, подтверждающими работу истца мастером в указанный период - приказом по ПМК Управления “<...>“ N <...> от 4 сентября 1985 года, которым *.*. Н. принят
на работу строймастером с окладом по штатному расписанию <...> рублей в месяц с 16 сентября 1985 года в порядке перевода из ПМК треста “<...>“;

приказом по Шиловской ПМК N <...> от 3 декабря 1986 года, согласно которому *.*. Н. уволен по собственному желанию с 4 декабря 1986 года с должности мастера;

лицевыми счетами рабочих ПМК за 1985 - 1986 годы, в которых поименован *.*. Н. и указана его должность - мастер.

Также указанные обстоятельства подтверждаются представленными Государственным архивом Рязанской области документами в отношении периодов работы М.Н Ф.И.О. карточкой *.*. Н., из которой следует, что истец с 22 августа 1980 года работал мастером;

приказом по передвижной механизированной колонне треста “<...>“ от 22 августа 1980 года N <...> о принятии *.*. Н. на работу на должность мастера;

приказами от 17 июля 1981 года N <...>, от 12 августа 1982 года N <...>, от 24 июня 1983 года N <...>, от 20 августа 1984 года N <...>, от 26 июня 1985 года N <...> о предоставлении очередных отпусков *.*. Н., в которых его должность указана - мастер;

приказом от 6 сентября 1985 года N <...>, которым *.*. Н. освобожден от занимаемой должности мастера с 6 сентября 1985 года;

лицевыми счетами за период с 1980 по 1985 годы, в которых поименован *.*. Н. и указана его должность - мастер.

Также, указанные обстоятельства подтверждаются показаниями свидетелей ФИО1, ФИО2, ФИО3.

Судом установлено, что *.*. Н., в спорные периоды работы выполнял обязанности мастера строительных и монтажных работ на строительстве новых сооружений промышленного и гражданского назначения, а именно: руководил бригадами рабочих, состоящих из бульдозеристов, экскаваторщиков, крановщиков, монтажников,
каменщиков, штукатуров-маляров и газоэлектросварщиков по строительству жилых домов, животноводческих комплексов и картофелехранилищ. Устанавливал и доводил производственные задания рабочим в соответствии с утвержденными планами и графиками производства, обеспечивал план выполнения работ по строительству и монтажу объектов, обеспечивал расстановку бригад на участке, контролировал соблюдение технологических процессов, проверял качество выполняемой работы, производил учет рабочего времени, обеспечивал работников спецодеждой, проводил с работниками инструктаж по технике безопасности и контролировал ее соблюдение.

Судом также установлено, что свои должностные обязанности в спорный период работы *.*. Н. исполнял постоянно в течение полного рабочего дня.

При таких обстоятельствах суд пришел к обоснованному выводу о том, что трудовые обязанности, исполняемые *.*. Н. в спорные периоды, то есть в передвижной механизированной колонне - треста “<...>“ с 22 августа 1980 года по 6 сентября 1985 года в должности мастера - 5 лет 15 дней; в Шиловской передвижной механизированной колонне - треста “<...>“ с 16 сентября 1985 года по 4 декабря 1986 года в должности мастера - 1 год 2 месяца 19 дней, являются тождественными характеристике работ мастера строительных и монтажных работ, указанного в Едином квалификационном справочнике должностей руководителей, специалистов и служащих и поименованного в Списке N 2, дающем право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости.

С учетом изложенного и принимая во внимание положения закона, регулирующего спорные правоотношения, суд пришел к обоснованному выводу о включении спорных периодов работы истца в его льготный стаж и обязал ответчика назначить *.*. Н. досрочную трудовую пенсию по старости в связи с занятостью на работе с тяжелыми условиями труда с 9 марта 2010 года.

Бесспорных доказательств, подтверждающих правомерность отказа в назначении
*.*. Н. досрочной трудовой пенсии, ответчиком в суд не представлено, хотя, в соответствии с требованиями ст. 56 ГПК РФ, на него судом была возложена такая обязанность.

При таких обстоятельствах решение суда постановлено в полном соответствии с нормами материального права и при точном соблюдении норм процессуального права, поэтому является законным и обоснованным и отмене не подлежит.

Доводы кассационной жалобы об отсутствии данных, подтверждающих занятость истца на тяжелой работе, дающей право на назначение трудовой пенсии по старости досрочно, противоречат представленным доказательствам, получившим оценку суда, поэтому не могут являться основаниями для отмены решения суда.

Остальные доводы кассатора, касающиеся невозможности подтверждения необходимого стажа свидетельскими показаниями, также не могут являться основаниями для отмены решения суда по приведенным выше основаниям.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

определила:

Решение Рыбновского районного суда Рязанской области от 29 июля 2011 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Государственного учреждения - Управления пенсионного фонда Российской Федерации по Рыбновскому району Рязанской области - без удовлетворения.