Арбитражная практика

О разделе совместно нажитого имущества супругов. Решение от 06 июня 2011 года №. Новосибирская область.

Калининский районный суд г.Новосибирска

в с о с т а в е :

Председательствующего судьи Авериной *.*.

При секретаре Титовой *.*.

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по и Ф.И.О. к П Ф.И.О. о разделе имущества и признании права собственности на долю в жилом помещении,

Установил:

Жданова *.*. обратилась в суд с исковым заявлением к Пентюку *.*., в котором просит разделить совместно нажитое имущество и признать за ней право собственности на ? доли в квартире <адрес>

В обоснование иска Жданова *.*. указала, что в 2001 г. она вступила в зарегистрированный брак с ответчиком Пентюком *.*. В 2008г. они приобрели однокомнатную квартиру по адресу: ул<адрес>, которая является совместной
собственностью супругов. Права собственности на данную квартиру зарегистрировано в 2009 г. в УФРС по Новосибирской обл. на имя Пентюка *.*. 27 апреля 2010 г. брак между ней и ответчиком был расторгнут. В настоящее время она желает разделить указанную квартиру с признанием за ней права собственности на ? доли квартиры. Ответчик не желает произвести раздел добровольно.

В настоящее судебное заседание Жданова *.*. не явилась, о времени и месте разбирательства дела извещена надлежащим образом (л.д. 112 - телефонограмма), доверила защиту своих интересов представителю (л.д. 118), просила о рассмотрении дела в ее отсутствие. Будучи опрошенной в судебном заседании 17 ноября 2010 г. пояснила (л.д. 42-43), что с 2001 г. они состояли с ответчиком в зарегистрированном браке. Своего жилья у них не было и они проживали у родителей. Примерно с начала 2003 г. они начали откладывать деньги на покупку жилья, для чего имелась возможность, т.к. с 1996 г. она являлась индивидуальным предпринимателем и имела ежемесячный доход от <данные изъяты>. Её муж работал менеджером в ее же агентстве и его заработная плата составляла от <данные изъяты> в месяц. Ежемесячно они откладывали не менее <данные изъяты> Отложенные деньги хранили дома в шкафу. Жили они и у ее мамы и у родителей ответчика и последние годы в квартире
бабушки мужа по ул. Гусинобродское шоссе примерно с 2005 г. Ей было известно, что эту квартиру мужу бабушка собирается подарить. Они прожили в этой квартире примерно два года, а затем переехали жить к ее матери. Деньги, которые они копили на покупку квартиры, всегда хранились в квартире ее матери по ул. Беловежская в зале в серванте. Мужу об этом было известно. В 2007 г. начался рост цен на квартиры, тогда они нашли наиболее подходящий вариант через ООО «Энергомонтаж» и вложились в строящееся жилье – спорную однокомнатную квартиру по <адрес>. Все вопросы покупки квартиры они обсуждали с мужем сообща. 17 марта 2008 г. был заключен договор участия в долевом строительстве. Решили, что договор оформят на мужа. К тому времени они накопили <данные изъяты> которые внесли как первоначальный платеж, вместе ездили в ООО «Энергомонтаж». На следующий день внесли еще <данные изъяты> из которых <данные изъяты> подарила ее мама именно на покупку квартиры, а <данные изъяты> подарила ее сестра, проживающая в г. Санкт-Петербурге. Сестра в тот момент приезжала в гости и поскольку она не была на их свадьбе и являлась крестной их дочери, Решила сделать такой подарок. Деньги были подарены в присутствии мужа им двоим. Настаивает, что на покупку спорной квартиры были использованы их
совместно нажитые денежные средства, из которых <данные изъяты> накоплено ею с супругом, а <данные изъяты> подарено им ее матерью и сестрой. Ей было известно, что муж собирается продавать квартиру по ул. Гусинобродское шоссе, но она не знает, была ли она продана и утверждает, что денежные средства от продажи этой квартиры в их семейный бюджет не пошли и куда были потрачены не известно. Также она убеждена, что договора дарения денег в размере <данные изъяты> между матерью бывшего мужа и самим бывшим мужем не было, никакие деньги мать мужа ответчику не дарила. Они обращались к ней по поводу денег, но им было отказано. Более того, на 10 марта 2008 г. еще не был известен конкретный адрес приобретаемой квартиры, поэтому представленный договор дарения вызывает у нее сомнения. Адрес стал им известен примерно 15-16 марта 2008 г., когда они с мужем выбирали конкретный вариант.

В настоящем судебном заседании представитель истца Ждановой *.*. – Мороз *.*., действующая на основании ордера № 31 от 15 ноября 2010 г. (л.д. 29), выданного адвокатским кабинетом Мороз *.*., и нотариально удостоверенной доверенности от 25 мая 2011 г. (л.д. 118), исковые требования Ждановой *.*. поддержала в полном объеме. Дополнительно суду пояснила, что, поскольку спорное имущество было приобретено супругами Пентюками в браке,
оно является совместной собственностью супругов и их доли в данном имуществе являются равными. Считает, что все свидетели со стороны ответчика являются заинтересованными лицами. Считает, что ответчиком не представлено доказательств того, что для приобретения спорной квартиры были вложены денежные средства, вырученные от продажи квартиры, расположенной по адресу: <адрес>, поскольку с момента ее продажи и до покупки квартиры по адресу: г<адрес>, прошло пять месяцев. Считает, что денежные средства, вырученные ответчиком от продажи квартиры, расположенной по адресу: г. Новосибирск, <адрес>, за это время были потрачены.

Ответчик Пентюк *.*. исковые требования не признал в полном объеме, представил возражения на иск (л.д. 18), суду пояснил, что в 2001 г. они с истцом зарегистрировали брак. У них имелась дочь 1997 г. рождения и они жили то у его родителей, то у матери истца. Примерно с 2000 г. они стали проживать в квартире его бабушки по ул. <адрес>. Бабушка уже плохо себя чувствовала и ее родители забрали к себе. В 2005 г. бабушка подарила ему данную квартиру на основании договора дарения, который был сразу же зарегистрирован. Истцу об этом было известно. В 2007 г. он Решил продать принадлежащую ему лично квартиру по ул. <адрес>, чтобы улучшить их с супругой жилищные условия, взять ипотеку и купить двухкомнатную квартиру. Однако
на момент продажи квартиры по ул. <адрес>, оформить ипотеку ему не удалось. Квартира по ул. <адрес> была продана за <данные изъяты> в ноябре 2007 г., о чем Пентюк *.*. также было известно. По просьбе родителей деньги от продажи квартиры <данные изъяты> хранились у них дома в тайнике. В октябре 2007 г. его родители сообщили, что дарят ему на День рождения – <данные изъяты> <данные изъяты> руб. с условием, что данные денежные средства будут внесены именно на покупку квартиры. Ему известно, что деньги были сняты со своего счета его матерью в октябре 2007 г. После продажи квартиры по ул. <адрес> они с женой переехали жить в квартиру ее матери. Поскольку он не смог оформить ипотеку, родители посоветовали ему вновь купить 1-комнатную квартиру, чтобы деньги не обесценились и в марте 2008 г. он заключил договор участия в долевом строительстве с ООО «Энергомонтаж» на строительство однокомнатной квартиры по <адрес>. Стоимость квартиры составляла <данные изъяты>., он внес <данные изъяты>., вырученные от продажи бабушкиной квартиры и <данные изъяты> ему подарили родители. 10 марта 2008 г. был заключен письменный договор дарения, текст договора написан его мамой. Истцу не было известно о том, что родители подарили ему 250 000 руб. Утверждал, что никакие совместные денежные средства на
покупку квартиры они с женой не копили, так как дела в фирме шли не очень хорошо, все деньги уходили на развитие, на покупку оборудования. Туда же шла и вся его зарплата. Доход их семьи составлял <данные изъяты> в месяц и все деньги уходили на текущие расходы. Отрицал, что в период брака с истцом совместно было накоплено <данные изъяты> Утверждал, что сестра истца в середине феврале 2008 г. не приезжала в г. Новосибирск, и не передавала им в подарок денежные средства в размере <данные изъяты> Последний раз сестра жены приезжала в г. Новосибирске в августе 2007 г. Мать истца также не дарила им <данные изъяты> кроме того, на тот период времени она проживала в г. Санкт-Петербурге у старшей дочери с лета 2007 г. и до лета 2008 г. не приезжала. При расторжении брака у истца претензий по разделу имущества не было. Возражал против того, чтобы за истцом было признано право собственности на ? доли в спорной квартире, поскольку квартира была приобретена на средства, и полученные от продажи принадлежащей лично ему квартиры в размере <данные изъяты> и на подаренные его родителями лично ему <данные изъяты> О деньгах, якобы подаренных истцу ее сестрой и матерью, ему не известно, они на приобретение квартиры не
вкладывались.

Суд, выслушав пояснения сторон, огласив в порядке ст. 180 ГПК РФ показания ранее допрошенных свидетелей, исследовав письменные доказательства по делу, полагает, что исковые требования Ждановой *.*. удовлетворению не подлежат по следующим основаниям.

Судом установлено, что Жданова (ранее Пентюк) *.*. и Пентюк *.*. состояли в зарегистрированном браке с 2001 г.

Из представленной копии свидетельства о расторжении брака (л.д. 7), следует, что на основании решения мирового судьи 3-го судебного участка Калининского района г. Новосибирска от 16 апреля 2010 г. брак супругов Пентюк был прекращен 27 апреля 2010 года.

В судебном заседании установлено, что в период брака на имя ответчика Пентюка *.*. было приобретено недвижимое имущество в виде однокомнатной квартиры <адрес> г. Новосибирска за <данные изъяты> что следует из договора № участия в долевом строительстве от 17 марта 2008 г. (л.д. 19-25), где стороной по договору – участником долевого строительства выступал Пентюк *.*.

11 ноября 2008 г. указанная квартира была передана Пентюку *.*. на основании акта приема-передачи (л.д. 27), а 17 марта 2009 г. за Пентюком *.*. было зарегистрировано право собственности на спорную квартиру (л.д. 28 – свидетельство о регистрации права).

В соответствии с п.1 ст.34 СК РФ имущество, нажитое супругами в период брака, является их совместной собственностью.

Такое же положение содержится в п.1 ст. 256 ГК РФ.

Однако, исследовав
представленные доказательства по делу в их совокупности, суд полагает, что спорное жилое помещение приобретено исключительно на личные денежные средства ответчика Пениюка *.*. и не может являться предметом раздела имущества между сторонами, поскольку не может быть признано имуществом, нажитым супругами в период брака.

При этом, суд исходит из следующего.

Так, в соответствии с п. 1 ст. 36 СК РФ имущество, полученное одним из супругов во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам (имущество каждого из супругов), является его собственностью.

Аналогичное положение содержится и в п.2 ст. 256 ГК РФ.

В п. 15 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 5.11.1998 г. (в ред. от 6.02.2007 г.) «О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака» также содержится разъяснение, что не является общим совместным имуществом, приобретенное хотя и во время брака, но на личные средства одного из супругов, принадлежавшие ему до вступления в брак, полученное в дар или в порядке наследования (ст. 36 СК РФ).

Суд полагает установленным, что квартира <адрес> в г. Новосибирске была приобретена Пентюком *.*. на личные денежные средства, вырученные от продажи принадлежащей лично ему квартиры в размере <данные изъяты> а также на личные денежные средства, полученные в дар, в размере <данные изъяты>

Так, согласно договора дарения от 25 апреля
2005 г. (л.д. 31-32) и дополнительного соглашения к нему от 2 июня 2005 г. (л.д. 33), Пентюк *.*. получил в дар от Гришенькиной *.*. – бабушки ответчика, принадлежащую Гришенькиной *.*. однокомнатную квартиру <адрес> г. Новосибирска.

Из копии свидетельства о государственной регистрации права (л.д. 36) следует, что право собственности Пентюка *.*. на данную квартиру было зарегистрировано 10 июня 2005 г.

Таким образом, установлено, что квартира <адрес> г. Новосибирска, приобретенная ответчиком в период брака со Ждановой (ранее П Ф.И.О. собственности Пентюка *.*., что истцом не оспаривается.

Из договора купли-продажи от 8 ноября 2007 г. (копия на л.д. 35), следует, что Пентюк *.*. продал указанную квартиру 8 ноября 2007 г. за <данные изъяты> Поповой *.*.

Договор купли-продажи зарегистрирован 6 декабря 2007 г. и право собственности Пентюка *.*. на квартиру <данные изъяты> г. Новосибирска 6 декабря 2007 г. было прекращено (л.д. 36).

Таким образом, судом достоверно установлено, что 8 ноября 2007 г. Пентюк *.*. получил денежные средства в размере <данные изъяты> от продажи принадлежащей лично ему квартиры.

Факт продажи квартиры Пентюком *.*. и получение им денежных средств в ноябре 2007 г. в размере <данные изъяты> истцом Ждановой *.*. не оспаривается.

Как пояснил ответчик Пентюк *.*., указанную денежную сумму (<данные изъяты>) он передал на хранение своим родителям до момента подыскания подходящего варианта новой квартиры, которые в марте 2008 г. и вложил в покупку спорной квартиры.

Данные доводы ответчика подтверждаются показаниями свидетелей Пентюк *.*. – матери ответчика (л.д. 46-47), Пентюка *.*. – отца ответчика (л.д. 98-99) и Блидман *.*. – тети ответчика (л.д. 56-57).

Оценивая данные показания свидетелей, суд считает их пр Ф.И.О. последовательны и не противоречат иным доказательствам по делу.

Из п. 2.2 договора участия в долевом строительстве (л.д. 20) следует, что уплата стоимости квартиры производилась следующим образом: <данные изъяты> в момент подписания договора – 17 марта 2008 г., а сумма в размере <данные изъяты> в срок до 21 марта 2008 г.

Как следует из квитанций к приходным кассовым ордерам от 17 марта 2008 г. и от 18 марта 2008 г. (л.д. 39), лично Пентюком *.*. 17 марта 2008 г. в день заключения договора участия в долевом строительстве на спорную квартиру (л.д. 19-25) в кассу ООО «Энергомонтаж» была внесена денежная сумма в размере <данные изъяты> и 18 марта 2008 г. внесена оставшаяся сумма по договору в размере <данные изъяты> что истцом не оспаривается.

Каких-либо доказательств, опровергающих доводы ответчика о хранении денежных средств у родителей и вложении их в покупку спорной квартиры в марте 2008 г., истцом Ждановой *.*. на рассмотрение суда не представлено.

При этом, доводы истца о том, что указанные денежные средства были потрачены лично Пентюком *.*. на какие-то его личные нужды и не пошли на приобретение спорной однокомнатной квартиры, суд считает надуманными, поскольку никаких доказательств, куда и на что Пентюк *.*. потратил столь значительную сумму (<данные изъяты>.) истец на рассмотрение суда не представила, хотя на тот период они с ответчиком еще проживали в браке, не оспаривая, что Пентюк *.*. не приобретал какое-либо дорогостоящее имущество, автомобиль, вещи, не ездил в отпуск и т.д.

Тот факт, что с момента продажи ответчиком квартиры по ул. <адрес> в ноябре 2007 г. и до момента покупки спорной квартиры в марте 2008 г. прошло четыре месяца, сам по себе, по мнению суда, не свидетельствует о том, что за указанный период денежные средства ответчиком были растрачены. Более того, суд считает, что данный период является не продолжительным и как раз и подтверждает доводы ответчика о вложении хранившейся суммы на покупку спорной квартиры.

Что касается утверждений истца о том, что ею и Пентюком *.*. в период совместной жизни копились денежные средства на покупку квартиры и к марту 2008 г. было накоплено <данные изъяты> то суд не может принять их во внимание, поскольку никакими достоверными доказательствами со стороны истца данный факт не подтвержден.

Так, истцом не представлено никаких доказательств о размере доходов их семьи в период с момента регистрации брака (с 2001 г.) и до момента покупки спорной квартиры, а утверждение истца о том, что они с мужем якобы получали столь значительный доход, что ежемесячно откладывали по <данные изъяты> на покупку квартиры, являются голословными.

При этом, показания свидетеля ФИО17 – тети истца (л.д. 53-54) не могут быть приняты в качестве подтверждения накопления супругами Пентюками денежной суммы в размере <данные изъяты> поскольку никаких конкретных фактов кроме того, что ей известно со слов, что Пентюки копили деньги на квартиру, ею сообщено не было. Вместе с тем, ее пояснения ничем не подтверждены.

Более того, свидетели ФИО18 – мать ответчика (л.д. 46-47), ФИО19 – отец ответчика (л.д. 98-99), ФИО20 – тетя ответчика (л.д. 56-57), а также ФИО21 – друг ответчика (л.д. 54-55), пояснили суду, что Пентюки никогда не имели столь значительного дохода, чтобы ежемесячно откладывать по <данные изъяты> жили обычно, имели на иждивении ребенка, за весь период жизни приобрели только музыкальный центр в кредит и автомашину при помощи родителей Пентюка *.*., часто занимали деньги, а их доход уходил на развитие бизнеса истца.

Также суд не принимает во внимание пояснения истца о том, что деньги, которые они с ответчиком копили на покупку квартиры, всегда хранились в квартире ее матери, где они также периодически жили, поскольку они также являются голословными и ничем не подтверждаются.

Кроме того, истец не настаивала на вызове в судебное заседание и допросе в качестве свидетеля ее матери по данным обстоятельствам.

Таким образом, суд полагает достоверно установленным, что в покупку спорной квартиры были вложенные личные денежные средства Пентюка *.*., вырученные от продажи принадлежащей ему квартиры в размере <данные изъяты>

Доводы истца о том, что в покупку спорной квартиры, помимо якобы накопленных <данные изъяты> были вложены денежные средства в размере <данные изъяты> подаренные ее матерью и сестрой, также не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, поскольку не подтверждены никакими достоверными доказательствами.

При этом, суд не принимает во внимание пояснения свидетеля ФИО22 – сестры истца, которая будучи опрошенной в ходе исполнения судебного поручения Московским районным судом г. Санкт – Петербурга 10 марта 2011 г. утверждала (л.д. 83-84), что она подарила в марте 2008 г. сестре денежные средства в сумме <данные изъяты> на приобретение квартиры, поскольку никаких письменных документов в подтверждении сообщенных свидетелем сведений, в частности доказательств заключения письменного договора дарения, нахождения Степановой *.*., постоянно проживающей в г. Санкт-Петербурге, в марте 2008 г. в г. Новосибирске и наличия у нее денежной суммы в размере <данные изъяты> на рассмотрение суда не представлено.

Вместе с тем, ответчиком Пентюком *.*. представлены доказательства, что оставшаяся сумма, помимо <данные изъяты> в размере <данные изъяты> вложенная в приобретение спорной квартиры, была подарена ему в дар родителями.

Так, на л.д. 37 представлен договор дарения от 10 марта 2008 г., заключенный между Пентюк *.*. (матерью ответчика) и ответчиком Пентюком *.*., из которого следует, что Пентюк *.*. передала в дар своему сыну <данные изъяты> для оплаты спорной квартиры <адрес> г. Новосибирска по договору купли-продажи.

При этом, ответчик Пентюк *.*. пояснил, что о дарении указанной суммы именно для приобретения новой квартиры ему было объявлено родителями на его День рождения – 26 октября 2007 г., что также подтверждается показаниями свидетелей Пентюк *.*. – матери ответчика (л.д. 46-47), Пентюк *.*. – отца ответчика (л.д. 98-99) и Блидман *.*. – тети ответчика (л.д. 56-57).

Как следует из представленной выписки по счету Пентюк *.*. из ОАО «УРСА БАНК» (л.д. 38), 15 октября 2007 г. ею действительно были сняты со счета денежные средства в сумме <данные изъяты>, что подтверждает наличие указанной суммы у матери ответчика.

При этом, свидетель Пентюк *.*. пояснила, что денежная сумма в размере <адрес> о дарении которой они объявили сыну, также хранилась у них дома до момента подыскания сыном подходящего варианта новой квартиры и в марте 2008 г. была ему непосредственно передана.

Представитель истца Мороз *.*., в судебном заседании 16 декабря 2010 года утверждала, что у истца имеются сомнения в действительности договора дарения и составлении его именно 10 марта 2008 г., а не после подачи настоящего искового заявления в суд, в связи с чем, по ее ходатайству по делу была назначена и проведена техническая экспертиза давности составления договора дарения от 10 марта 2008 г.

Согласно выводам (л.д. 89) эксперта ГУ Сибирский региональный центр судебной экспертизы от 22 марта 2011г. (заключение № 229/4-2, 230/4-2 на л.д. 87-89), установить время выполнения рукописного текста в Договоре дарения, заключенного между Пентюк *.*. и Пентюком *.*., датированного 10 марта 2008 г., не представляется возможным.

Будучи опрошенной в настоящем судебном заседании в качестве эксперта Стаскина *.*., проводившая экспертизу, подтвердила выводы экспертизы.

Поскольку никаких иных доказательств в опровержение представленного ответчиком договора дарения денежных средств истцом на рассмотрение суда не представлено, суд с учетом указанных выше доказательств о реальном наличии у Пентюк *.*. денежной суммы в размере <данные изъяты> полагает установленным, что 10 марта 2008 г. Пентюк *.*. действительно подарила своему сыну Пентюку *.*. денежные средства в размере <данные изъяты> для приобретения спорной квартиры, а потому денежная сумма в размере <данные изъяты> также является личными денежными средствами ответчика Пентюка *.*.

Таким образом, установлено, что квартира <адрес>, в г. Новосибирске была приобретена ответчиком Пентюком *.*. на личные денежные средства, она являлась Ф.И.О. собственностью ответчика Пентюка *.*. и разделу не подлежит.

При этом, суд полагает необходимым отметить следующие обстоятельства.

Так, истец Жданова *.*. при составлении настоящего искового заявления (л.д. 5) ни указала никаких конкретных обстоятельств приобретения спорной квартиры: ни даты приобретения, ни суммы, за которую она была приобретена, ни сведений откуда были взяты денежные средства на приобретение квартиры, что по мнению суда свидетельствует об отсутствии таких данных у истца при предъявлении иска, поскольку она не участвовала в выборе варианта при приобретении квартиры, а также в других действиях с этим связанных, что в свою очередь свидетельствует о том, что в покупку квартиры вкладывались только личные денежные средства ответчика Пентюка *.*.

Следовательно, с учетом представленных сторонами доказательств, в удовлетворении исковых требований Ждановой *.*. следует отказать в полном объеме.

Вместе с тем, с истца в пользу экспертного учреждения в соответствии со ст. 96 ГПК РФ, подлежат взысканию не оплаченные ею расходы по оплате экспертизы в размере <данные изъяты> (л.д. 91).

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 194, 198 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении и Ф.И.О. к П Ф.И.О. о разделе имущества и признании права собственности на 1/2 долю в жилом помещении по адресу: г. Новосибирск, ул. <адрес> – отказать.

Взыскать Ф.И.О. в пользу Государственного учреждения – Сибирский региональный центр судебной экспертизы судебные расходы по оплате экспертизы в размере <данные изъяты>

Решение может быть обжаловано в Новосибирский областной суд в течение 10 дней с момента изготовления мотивированного решения суда.

Судья: <данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>

<данные изъяты>а