Арбитражная практика

О признании недействительным (ничтожным) как мнимой сделки договора дарения 1/2 доли незавершенного строительством жилого дома, погашение записи в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним.. Решение от 19 декабря 2011 года № 2-663/2011. Костромская область.

Димитровский районный суд г. Костромы в составе:

председательствующего судьи Криулиной *.*.,

при секретаре Шиловской *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Беляевых *.*. *.*. *.*., Комаровых *.*. и *.*., Орловой *.*. к Цветкову *.*., Цветковой *.*. о признании недействительным (ничтожным) как мнимой сделки договора дарения ? доли незавершенного строительством жилого дома, погашении записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним,

Установил:

Истцы Беляевы *.*., *.*., *.*., Комаровы *.*., *.*., Орлова *.*. обратились в суд с вышеуказанным иском. Исковые требования мотивировали тем, что ДД.ММ.ГГГГ около <данные изъяты> произошло возгорание жилого дома <адрес>. В результате пожара дом приведен в нежилое
состояние: полностью уничтожен второй этаж жилого дома, первый этаж залит водой, закопчены стены и потолок, частично сгорел подвал, практически все вещи и имущество, находящееся в доме, либо сгорели, либо пришли в негодность, уничтожены все документы. Вся семья истцов остались без жилья и без средств к существованию. Пожар произошел по вине ответчика Цветкова *.*. при эксплуатации самовольно смонтированной им печи в бане, примыкавшей к домовладению. Поэтому Беляев *.*. обратился к ответчику с требованием возместить причиненный ущерб, с которым они договорились о том, что после оценки ущерба будут обсуждать возможные варианты погашения суммы ущерба. Но ДД.ММ.ГГГГ он узнал, что Цветковым *.*. в Управление Росреестра по КО поданы документы на государственную регистрацию договора дарения права общей долевой собственности на объект незавершенный строительством (жилой дом) по адресу: <адрес> ДД.ММ.ГГГГ Беляевы *.*. и *.*. обратились в регистрирующий орган о приостановлении регистрации, в чем им было отказано, т.к. они не являются стороной сделки. Тогда они предъявили иск к ответчику о возмещении материального ущерба, подав исковое заявление в Костромской районный суд Костромской области, и одновременно с этим было подано заявление о принятии обеспечительных мер в виде запрета на регистрацию сделок по переходу прав на вышеуказанный объект недвижимости. Однако их исковое заявление было оставлено без движения, поэтому суд не успел наложить запрет на регистрацию договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ которая была произведена ДД.ММ.ГГГГ В результате этой сделки Цветков *.*. подарил своей дочери Цветковой *.*. ? долю незавершенного строительством жилого дома, расположенного по адресу: <адрес> Полагают, что ответчик Цветков *.*. зная, что он должен истцам крупную сумму денег по возмещению
материального ущерба, произвел отчуждение принадлежащего ему имущества путем заключения мнимой сделки - договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ тем самым совершив увод от обращения взыскания на принадлежащее ему имущество. На мнимость сделки указывает тот факт, что, несмотря на подписания договора дарения, Цветков *.*. как пользовался, так и продолжает пользоваться подаренным имуществом, а именно: по-прежнему проживает со своей женой в указанном жилом доме, производит его восстановление и ремонт (следит за ремонтными работами, приобретает строительные материалы). Истцы считают, что со стороны ответчика Цветкова *.*. имеет место злоупотребление правом, направленное на уменьшение имущественной массы, на которую может быть обращено взыскание, что недопустимо. Поэтому в целях защиты законных интересов кредиторов (истцов), сделка может быть признана недействительной. Истцы также считают, что договор дарения является ничтожной сделкой, т.к. предметом договора дарения является имущество (1/2 доля в праве долевой собственности на объект незавершенный строительством (жилой дом), расположенный по адресу: <адрес>), которого в действительности не существует, т.к. право общей долевой собственности на данный объект было прекращено соглашением о реальном разделе домовладения от ДД.ММ.ГГГГ заключенным между Цветковым *.*. с одной стороны, и Беляевой *.*., Беляевым *.*., Беляевым *.*., Орловой *.*. с другой стороны. Данное соглашение было подписано сторонами и прошло государственную регистрацию в УФРС по КО, номер регистрации № от ДД.ММ.ГГГГ На основании этого соглашения Беляевой *.*., Беляевым *.*. и *.*., Орловой *.*. были выданы новые свидетельства о государственной регистрации права собственности, но уже на объект права -часть жилого дома по вышеуказанному адресу.

Истец Беляев *.*. и его представитель Лопан *.*., действующая на основании доверенности, иск поддержали по приведенным в исковом заявлении
доводам.

Истцы Беляева *.*., *.*., Комаровы *.*., *.*., Орлова *.*. представили в суд письменные заявления о рассмотрении дела без их участия, указав, что исковые требования поддерживают в полном объеме.

Ответчик Цветков *.*. о времени и месте судебного заседания был надлежаще уведомлен, представив заявление о рассмотрении дела без его участия и указав, что исковые требования он не признает, т.к. считает их необоснованными, и просит в иске отказать. Просил рассматривать дело с участием своего представителя адвоката Удаловой *.*. (л.д. 97).

Адвокат Удалова *.*., действуя на основании доверенностей, как представитель ответчиков Цветкова *.*. и Цветковой *.*., исковые требования не признала. В обоснование возражений указала, что полагает иск необоснованным, т.к. договор дарения не является мнимой сделкой, поскольку Цветков *.*., подарив долю незавершенного строительством жилого дома, распорядился тем имуществом, которое ему принадлежало. Когда его дочь была в несовершеннолетнем возрасте, их семья проживала в квартире, расположенной в микрорайоне Паново г. Костромы, которую решено было продать, а на вырученные деньги приобрести незавершенный строительством жилой дом. Чтобы не получать согласие в органах опеки и попечительства, н/л Цветкову *.*. сняли с регистрационного учета и зарегистрировали у бабушки. Потом, продав квартиру и купив незавершенный строительством жилой дом, их семья, вселившись, проживала в доме в течение <данные изъяты> лет без внутренней отделки. Несколько лет назад Цветкова *.*. познакомилась со своим будущим мужем свидетель 11 и они начали активно вкладывать деньги в отделку дома, т.к. у Цветкова *.*. денег не было, он не работает, злоупотребляет спиртным. Поэтому с целью вложения средств в восстановление дома Цветков *.*. подарил его дочери. Цветков *.*. проживает в доме как
посторонний наблюдатель, т.к. не обладает ни физическими, ни материальными возможностями восстанавливать дом после пожара. Зять Цветкова *.*. предлагал Беляевым помощь по возмещению ущерба, в том числе, построить общий дом на две половины, закупить стройматериалы, но Беляевы ответили отказом. Договор дарения был зарегистрирован в Управлении Росреестра по КО. Соглашение о разделе домовладения не является правоустанавливающим документом для возникновения права собственности Цветкова *.*. на этот объект недвижимости, а его право на ? долю незавершенного строительством жилого дома возникло на основании договора купли-продажи. Соглашение о реальном разделе домовладения Цветков *.*. никогда не видел и не подписывал и не подавал заявление на регистрацию его права на часть жилого дома. Договор дарения мнимой сделкой не является, т.к. Цветкова *.*. владеет, пользуется и распоряжается домом, несет бремя восстановления этого объекта после пожара.

Ответчик Цветкова *.*. в суд не явилась, просила рассмотреть дело в её отсутствие с участием представителя адвоката Удаловой *.*. Ранее в суде пояснила, что спорный дом был приобретен в ДД.ММ.ГГГГ году, как незавершенный строительством объект, в котором были только стены и внутренние перекрытия. <данные изъяты> лет они жили в доме, где не было внутренней отделки, ванной, газовой колонки. <данные изъяты> лет назад она познакомилась со своим будущим мужем, у которого имеется свой бизнес, и он стал помогать ей материально. <данные изъяты> года назад они официально зарегистрировали брак. Она с мужем и мать с отцом проживали в этом доме. <данные изъяты> назад она также стала работать на двух работах, чтобы помочь матери отремонтировать дом, у которой средств на ремонт было недостаточно. До пожара была полностью сделана
отделка второго этажа, не отремонтирован был только первый этаж. Отец нигде не работает уже <данные изъяты> лет из-за того, что злоупотребляет спиртными напитками. В прошлом году пытался устроиться на работу в школу, но из-за увлечения спиртным проработал недолго. О том, чтобы подарить дом ей, говорилось всегда, но отца трудно было застать трезвым, поэтому сделка не состоялась. После пожара отец сказал, что дом им с матерью самим не восстановить, поэтому восстановлением дома занялись они с мужем. Им пришлось вложить все сбережения, которые они копили на покупку квартиры, еще она взяла в долг <данные изъяты> рублей, на работе ей также помогли материально. Поскольку они с мужем стали полностью заниматься восстановлением дома после пожара, отец Решил его подарить. Они взяли документы на дом, которые не были уничтожены пожаром, справку БТИ обновлять не пришлось, а текст договора составили в регистрационном центре, подписали его и по истечению <данные изъяты> дней получили свидетельство о праве собственности. Про соглашение о реальном разделе дома она ничего не знала. Когда оформлялся договор дарения, она не знала, что Беляевы будут предъявлять к ним иск. Причиненный Беляевым ущерб возмещать будет она, т.к. отец материальных средств не имеет. Сейчас отец живет в доме как сторож. Закупку строительных материалов и расчеты с рабочими производит она и муж, они же решают вопросы ремонта дома. Деньги отцу для расчета с работниками они не оставляют, т.к. не доверяют ему. Иногда он помогает рабочим в погрузочно-разгрузочных работах, но, в основном, к работе его не допускают. От возмещения ущерба Беляевым они не уклоняются. Сразу после пожара её муж
подходил к Беляевым и предлагал построить кирпичный дом с крышей из металлочерепицы и пластиковыми окнами со смежной стеной, также предлагалось оказать помощь в доставке стройматериалов или оплатить понесенные расходы на закупку стройматериалов, но Беляевы отказались и сказали, что намерены строиться самостоятельно.

Представитель третьего лица Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Костромской области Шестерикова *.*. иск полагала необоснованным, поддержала изложенные в письменном отзыве на иск доводы, в котором указано, что ДД.ММ.ГГГГ в ЕГРП зарегистрировано право общей долевой собственности Орловой *.*., Беляева *.*., Беляева *.*., Беляевой *.*. (по ? доле в праве за каждым) на часть жилого дома, общей площадью: <данные изъяты> кв.м., в том числе жилой площадью: <данные изъяты> кв.м, по адресу: <адрес> на основании соглашения о реальном разделе от ДД.ММ.ГГГГ технического паспорта на жилой дом от ДД.ММ.ГГГГ., постановления администрации города Костромы от ДД.ММ.ГГГГ а ДД.ММ.ГГГГ в ЕГРП внесена регистрационная запись о праве общей долевой собственности Цветковой *.*. на ? долю в праве на объект незавершенный строительством (жилой дом), расположенный по адресу: <адрес>, на основании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ заключенного между Цветковым *.*. и Цветковой *.*. Оснований для отказа в государственной регистрации прав, предусмотренных ст. 20 ФЗ от 21.07.1997 N 122-ФЗ при проведении правовой экспертизы не установлено. Регистрация прав проводится на основании заявления правообладателя с приложением документов, необходимых для ее проведения, обязанность по предоставлению которых возлагается на заявителя. Цветков *.*. за регистрацией его права на часть завершенного строительством жилого дома не обращался. Истцом не приведено мотивированных доводов и доказательств об оспаривании зарегистрированного права на вышеуказанный объект недвижимого имущества, также
как и несоответствия действий государственного органа требованиям действующего законодательства. Соглашение о реальном разделе не является правоустанавливающим документом для возникновения права собственности Цветкова *.*., т.к. его право собственности на ? долю объекта незавершенного строительством возникло на основании договора купли-продажи.

Изучив материалы дела, выслушав участников процесса, допросив свидетелей, суд приходит к следующему.

Согласно договору купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ Беляев *.*., Беляева *.*., Беляев *.*. и Орлова *.*. (каждый по 1/8 доле) купили у Цветкова *.*. ? долю незавершенного строительством жилого дома по адресу: <адрес> Незавершенный строительством жилой дом принадлежит продавцу на праве собственности на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ Регистрация права общей долевой собственности покупателей произведена ДД.ММ.ГГГГ (л.д. 37-38).

В соответствии с соглашением о реальном разделе от ДД.ММ.ГГГГ Цветков *.*. с одной стороны и Беляев *.*., Беляева *.*., Беляев *.*. и Орлова *.*., с другой стороны заключили соглашение, согласно которому в связи с завершением строительства Беляевыми *.*., *.*., *.*. и Орловой *.*. ? доли незавершенного строительством жилого дома и введением в эксплуатацию, пришли к взаимному согласию о реальном разделе имущества, согласно которому Цветкову *.*. переходит в собственность часть незавершенного строительством жилого дома по адресу: <адрес>, а Беляевым *.*., *.*., *.*. и Орловой *.*. - по ? доли каждому части незавершенного строительством жилого дома. Регистрация соглашения произведена ДД.ММ.ГГГГ запись регистрации № (л.д. 40-43).

Свидетельством о государственной регистрации права от ДД.ММ.ГГГГ подтверждается, что Беляев *.*., Беляева *.*., Беляев *.*. и Орлова *.*. являются собственниками части жилого дома, общей площадью: <данные изъяты> кв.м., в том числе жилой площадью: 66 кв.м., расположенного по адресу: <адрес> (по ? доле каждый), о чем
сделана запись в ЕГРП ДД.ММ.ГГГГ № (л.д. 33).

Из копии дела правоустанавливающих документов по государственной регистрации перехода прав следует, что на основании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ зарегистрирован переход права собственности на ? долю в праве объекта незавершенного строительством (жилого дома) по адресу: <адрес> от Цветкова *.*. к Цветковой *.*., о чем в ЕГРП на недвижимое имущество и сделок с ним произведена запись регистрации №, а Цветковой *.*. выдано свидетельство о государственной регистрации права (л.д. 62-89).

Рассматривая требования истцов о признании договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ ничтожной сделкой ввиду того, что Цветковым *.*. подвергнуто отчуждению имущество, которого в действительности не существует (1/2 доли в праве долевой собственности на объект незавершенный строительством (жилой дом) по вышеуказанному адресу, т.к. право собственности на этот объект прекращено в связи с регистрацией на основании соглашения о разделе имущества от ДД.ММ.ГГГГ. нового объекта- частей жилого дома, суд не находит оснований для их удовлетворения.

Как видно из копии материалов дела правоустанавливающих документов, в соответствии с заявлением Беляевой *.*. о принятии в эксплуатацию в связи с завершением строительства ? доли двухквартирного жилого дома по адресу: <адрес> на основании заключения по вводу в эксплуатацию законченного строительством объекта от ДД.ММ.ГГГГ № и при наличии письменного согласия Цветкова *.*. о том, что семья Беляевых сдает в эксплуатацию ? долю жилого дома, с учетом соглашения о реальном разделе имущества от ДД.ММ.ГГГГ ДД.ММ.ГГГГ зарегистрировано право Беляевых *.*., *.*., *.*. и Орловой *.*. на часть завершенного строительством жилого дома по вышеуказанному адресу.

По смыслу положений, указанных в ст. ст. 16,17 ФЗ от 21.07.1997г. № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на
недвижимое имущество и сделок с ним», государственная регистрация прав на объекты недвижимости проводится на основании заявления правообладателя, сторон договора или уполномоченного им (ими) на то лица, к которому прилагаются документы, необходимые для ее проведения. Перечень оснований для государственной регистрации наличия, возникновения, прекращения, перехода, ограничения (обременения) прав на недвижимое имущество и сделок с ним приведен в п. 1 ст. 17 ФЗ от 21.07.1997г. № 122-ФЗ, где перечислены правоустанавливающие документы для регистрации прав.

Как усматривается из материалов копии дела правоустанавливающих документов, Цветков *.*. незавершенный строительством объект в эксплуатацию не вводил, а также не обращался за регистрацией своего права на часть незавершенного строительством жилого дома по вышеуказанному адресу. В договоре дарения от ДД.ММ.ГГГГ указано, что дарителю ? доля в праве долевой собственности на объект незавершенный строительством (жилой дом) принадлежит на основании договора купли-продажи от ДД.ММ.ГГГГ на котором имеется отметка о прекращении права собственности на целый объект и регистрации ДД.ММ.ГГГГ его права на ? долю этого объекта в связи с заключением договора купли-продажи ? доли с Беляевыми *.*., *.*., *.*. и Орловой *.*. Соглашение о реальном разделе имущества от ДД.ММ.ГГГГ в материалах дела правоустанавливающих документов Цветкова *.*. отсутствует (л.д. 74-77).

Поэтому при отсутствии заявления правообладателя о регистрации возникновения, перехода или прекращения его права на объект недвижимости у регистрирующего органа отсутствуют основания для прекращения его права собственности на зарегистрированный объект недвижимости или регистрации прав на другой объект недвижимости.

Рассматривая требования истцов и их представителя о мнимости заключенного между Цветковым *.*. и Цветковой *.*. договора дарения от ДД.ММ.ГГГГ суд учитывает следующее.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ N 6, Пленума ВАС РФ N 8 от 01.07.1996 г. “О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации“ разъяснено, что ничтожная сделка является недействительной независимо от признания ее таковой судом (пункт 1 статьи 166). Учитывая, что Кодекс не исключает возможность предъявления исков о признании недействительной ничтожной сделки, споры по таким требованиям подлежат разрешению судом в общем порядке по заявлению любого заинтересованного лица (п. 32).

Согласно п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

По смыслу закона мнимые сделки представляют собой действия, совершаемые для того, чтобы обмануть определенных лиц, не участвующих в этой сделке, создав у них ложное представление о намерениях участников сделки.

В случае совершения мнимой сделки воля сторон не направлена на достижение каких бы то ни было гражданско-правовых отношений между сторонами сделки и целью сторон является возникновение правовых последствий для каждой или для одной из них в отношении третьих лиц.

По смыслу положений, указанных в ст. ст. 572, 574 ГК РФ договор дарения недвижимого имущества является безусловной и безвозмездной сделкой, совершаемой в письменной форме и подлежащей государственной регистрации, согласно которой одна сторона (даритель) безвозмездно передает или обязуется передать другой стороне (одаряемому) вещь в собственность.

В силу п.1 ст. 209 ГК РФ, определяющей содержание права собственности, собственник осуществляет права владения, пользования и распоряжения своим имуществом, а также в соответствии со ст. 210 ГК РФ несет бремя его содержания.

Довод истцов о мнимости совершенной ответчиками сделки дарения опровергается представленными в материалы дела письменными доказательствами и пояснениями допрошенных в суде свидетелей, как со стороны истцов, так и со стороны ответчиков.

Так, судом были допрошены свидетели свидетель 1 свидетель 2 свидетель 3 свидетель 4 свидетель 5., свидетель 6 свидетель 7., свидетель 8 свидетель 9 свидетель 10., свидетель 11 свидетель 12 свидетель 13., свидетель 14 свидетель 15 свидетель 16., свидетель 17

Все вышеперечисленные свидетели охарактеризовали Цветкова *.*., как человека, злоупотребляющего спиртными напитками, не имеющего постоянного источника дохода.

Так, свидетель свидетель 1 пояснила, что является председателем уличного комитета, проживает <данные изъяты> лет в доме <адрес> знает и Беляевых, и Цветкова, у них один общий дом под одной крышей и общей стеной. Изначально дом был куплен Цветковым С.Г, а потом он вторую половину продал Беляевым. Более <данные изъяты> лет Цветков *.*. нигде не работает и всегда пребывает в нетрезвом состоянии. Беляев сам отделал дом, а Цветковы длительное время жили без внутренней отделки. Около <данные изъяты> лет назад в дом вселился зять Цветковых, и они стали отделывать второй этаж, т.к. доходы дочери и зятя позволяют это делать. Перед Новым годом по вине Цветкова *.*. произошел пожар, в результате которого был уничтожен полностью второй этаж и крыша, остались только стены первого этажа, как у Беляевых, так и у Цветковых. Знает, что после пожара хозяйкой дома стала дочь Цветкова, она же с мужем оплачивает восстановление дома, иначе зять бы не стал вкладывать в это деньги. На данный момент Цветковы возвели двухэтажный кирпичный дом с пластиковыми окнами, обшитый сайдингом, со слов свидетель 10 знает, что даже подвели отопление. Беляевы дом строили самостоятельно, ущерб за сгоревший дом Цветковы им не компенсировали. Работы по восстановлению дома Цветковы выполняли с помощью работников, летом Цветков убирал территорию вокруг дома, но чтобы он давал работникам какие-то указания, она этого не видела.

Свидетели свидетель 2 свидетель 7 свидетель 8 (соседи) относительно финансирования восстановления дома дочерью и зятем Цветкова *.*. дали аналогичные пояснения. Восстанавливали дом силами рабочих, труд которых оплачивали дочь и зять, т.к. Цветков *.*. не работает, а доход его жены невелик. Цветков в основных работах участия не принимал, мог иногда убрать мусор возле дома или участвовать в погрузочно-разгрузочных работах.

Свидетель свидетель 13 пояснил, что у Цветковых кирпичную кладку и крышу возводили работники, кто оплачивал их работы, не знает.

Свидетель свидетель 6 пояснил, что участвовал в разборе пепелища, подключал Цветковым систему отопления, за работу с ним рассчитывались Цветкова *.*. и ее муж.

Свидетель свидетель 4 пояснил, что он делал работы по обшивке сайдингом с утеплителем наружных стен дома с первого по второй этаж, все работы обговаривались с свидетель 11 (<данные изъяты> он же производил оплату работ, он же закупал материалы или давал деньги на их приобретение.

Свидетели свидетель 3., свидетель 12 свидетель 5 пояснили, что работают вместе со Цветковой *.*. Узнав о пожаре, собирали ей деньги с целью оказания материальной помощи. Кроме того, свидетель 5 дала в долг <данные изъяты>, а свидетель 3 и свидетель 12 <данные изъяты> руб. безвозвратно. Поскольку по месту работы шел ремонт, то они совместно с Цветковой *.*. занимались закупкой стройматериалов с целью получения скидки. За стройматериалы Цветкова *.*. расплачивалась самостоятельно.

Свидетели свидетель 9 и свидетель 10 (<данные изъяты> свидетель 11 (<данные изъяты> в суде дали пояснения, аналогичные пояснениям ответчика Цветковой *.*.

Суду в обоснование возможности осуществлять финансирование восстановления после пожара дома Цветковых представлены справки о доходах Цветковой *.*., ежемесячный доход которой составляет <данные изъяты> рублей, доход её мужа свидетель 11.- <данные изъяты> рублей.

В обоснование факта приобретения Цветковой *.*. и её мужем стройматериалов на восстановление дома представителем ответчиков представлены суду на обозрение товарные и кассовые чеки, копии которых приобщены в материалы дела, о приобретении различных видов строительных, отделочных материалов, инструментов, начиная с ДД.ММ.ГГГГ. по ноябрь ДД.ММ.ГГГГ года включительно.

При изложенных обстоятельствах у суда нет оснований полагать, что сделка дарения является мнимой и совершена лишь для вида с целью увода пострадавшей от пожара части домовладения от обращения взыскания, т.к. приведенные выше письменные доказательства и пояснения свидетелей доказывают, что Цветкова *.*. и её муж за счет своего общего семейного бюджета производят восстановление жилого дома. Следовательно, Цветкова *.*. как собственник несет бремя содержания принадлежащего ей имущества.

У суда отсутствуют основания не доверять пояснениям вышеуказанных свидетелей, т.к. они согласуются между собой и с пояснениями сторон, являются последовательными, соответствуют письменным доказательствам. Кроме того, свидетели предупреждены судом об ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Довод представителя истцов о том, что действия Цветкова *.*. по трудоустройству в школу после пожара, где он отработал два месяца, были направлены с целью возможного обращения взыскания о возмещении ущерба на его заработную плату, является безосновательным, он не противоречит пояснениям свидетелей и ответчика Цветковой *.*. о том, что Цветков *.*. неоднократно пытался трудоустроиться, но из-за пристрастия к спиртному работал короткое время.

По ходатайству представителя истцов в обоснование довода об имевшихся со стороны зятя Цветкова *.*. угрозах, что в случае отказа от разрешения вопроса по возмещению ущерба в добровольном порядке, Беляевы возмещение не получат, судом были допрошены свидетели свидетель 14 свидетель 15., свидетель 16., свидетель 17 По мнению представителя истцов, это позволяет думать, что отказ Беляевых согласиться на условия Цветковых по добровольному возмещению ущерба и обращение с иском в суд, послужил основанием для оформления договора дарения с целью избежать Цветкову *.*. гражданско-правовой ответственности по возмещению ущерба. Указанный довод представителя является недоказанным и не является достаточным основанием для признания сделки недействительной.

Из пояснений истца Беляева *.*., ответчика Цветковой *.*., свидетеля свидетель 11 и перечисленных выше свидетелей следует, что со стороны Цветковых и свидетель 11 имелись предложения с целью возмещения материального ущерба о возведении общего дома со смежной стеной за счет их средств или об оплате стройматериалов, или о возмещении ущерба в денежном выражении в сумме <данные изъяты> руб., но истцы от указанных предложений отказались. Поэтому действия Цветковых *.*. и *.*. по оформлению сделки дарения суд не может расценивать как уклонение от возмещения ущерба.

Как видно из материалов дела, от Цветковых *.*. и *.*. документы на государственную регистрацию перехода прав по договору дарения были приняты ДД.ММ.ГГГГ переход прав зарегистрирован ДД.ММ.ГГГГ а исковое заявление истцов о возмещении материального ущерба принято к производству суда ДД.ММ.ГГГГ спор разрешен по существу ДД.ММ.ГГГГ Поэтому на момент передачи документов на регистрацию и регистрации договора дарения исполнение обязательств вследствие причинения вреда у Цветкова *.*. не наступило.

Таким образом, достаточных оснований для признания сделки дарения мнимой и применении последствий её недействительности в виде погашения регистрационной записи в ЕГРП у суда не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194-198 ГПК РФ, суд

Решил:

Исковые требования Беляевых *.*., *.*., *.*., Комаровых *.*. и *.*., Орловой *.*. к Цветкову *.*., Цветковой *.*. о признании недействительным (ничтожным) как мнимой сделки договора дарения ? доли незавершенного строительством жилого дома, погашении записи в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним оставить без удовлетворения.

Решение может быть обжаловано в Костромской областной суд через Димитровский районный суд г. Костромы в течение 10 дней со дня изготовления мотивированного решения.

Судья *.*. Криулина