Арбитражная практика

Об устранении препятствий пользования земельным участком и жилым домом. Решение от 28 февраля 2012 года № 2-794/2011. Новосибирская область.

Карасукский районный суд Новосибирской области в составе:

председательствующего судьи ФУСТ *.*.,

с участием истца КРАВЦОВОЙ *.*.,

представителя истца - адвоката ГАЛЕЙНОГО *.*.,

действующего на основании ордера №

ответчика ГРЕБНЕВОЙ *.*.,

представителя ответчика ЗГУРСКОЙ *.*.,

действующей на основании ордера №15 от 10.08.2011 года,

при секретаре СКВОРЦОВОЙ *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Ф.И.О. к Ф.И.О. об устранении препятствий пользования земельным участком и жилым домом,

Установил:

Кравцова *.*. обратилась в суд с исковым заявлением к Гребневой *.*. об устранении препятствий пользования земельным участком и жилым домом. Истец указала в обоснование своих исковых требований, что она проживает с семьей в индивидуальном жилом доме №№ по ул.<адрес> г.Карасука Новосибирской области, принадлежащем ей
на праве собственности, что следует из свидетельства о государственной регистрации права № от ДД.ММ.ГГГГ года.

Земельный участок общей площадью № кв.м., на котором находится указанный жилой дом, ей был предоставлен в собственность 12.03.2010г. в соответствии с Постановлением №300-з администрации Карасукского района Новосибирской области «О предоставлении в собственность земельного участка, государственная собственность на который не разграничена» (свидетельство о государственной регистрации права № от ДД.ММ.ГГГГ г.).

Истец не может распорядиться принадлежащем ей земельным участком в полном объеме, так как ответчиком Гребневой *.*., проживающей по соседству по ул.<адрес>, д.№ г.Карасука, в нарушение нормы отступа от хозяйственных построек до границы её участка в соответствии с п.5.3.4. СП 30-102-99 «Планировка и застройка территорий малоэтажного жилищного строительства» не выдержано расстояние при возведении деревянного забора в 1 метр, который был построен на её земельном участке, а также расположенных вдоль его хозяйственных построек: бани и сарая для угля в нарушение противопожарных норм на расстоянии менее 15 метров от жилого дома, что подтверждается ответами администрации г.Карасука Новосибирской области на её неоднократные обращения об устранении данных нарушений ответчиком Гребневой *.*. от 13.09.2010 года №3772 и от 13.11.2010 года №4381.

Хозяйственные постройки ответчика, по мнению истца, расположены с нарушением противопожарных требований и не обеспечивают нормальную инсоляцию и освещенность жилого помещения, согласно СНиП 2.07.01-89 «Градостроительcтво, планировка зданий и застройка городских и сельских поселений», т.к находятся с внешней стороны усадьбы на расстоянии 80 см., с внутренней стороны усадьбы – 1 м. 30 см., а в конце забора - 1м. 70 см. Расстояние от жилых домов до хозяйственных построек соседних участков должно быть не менее 15 м.

Данный
факт незаконных строений подтверждается и выполненными фотоснимками со стороны усадьбы дома истца.

Девятой сессией второго созыва Совета депутатов муниципального образования г.Карасука 10.10.2002 г. было принято Решение «Об ограждении земельных участков» в соответствии с установленными нормами и границами, которые ответчиком в добровольном порядке не выполняются, несмотря на неоднократные уведомления об этом со стороны администрации г.Карасука и её личные обещания о сносе данных строений.

На основании изложенного и руководствуясь ст.ст.11,14, 209, 222,304 ГК РФ, ст.34 ЗК РФ, ст. 27 Градостроительного Кодекса РФ, ст.ст.3,131 ГПК РФ, истец просит суд обязать ответчика устранить препятствия пользования земельным участком площадью № кв.м. и жилым домом по адресу: Новосибирская область, г.Карасук, ул.<адрес>, дом №: перенести деревянный забор на расстояние 1 метр от границы земельного участка и произвести снос хозяйственных построек: бани и сарая для угля с указанием на их возведение на расстоянии не менее 15 метров от жилого дома согласно установленным нормам, судебные издержки отнести на ответчика и возвратить уплаченную госпошлину в сумме 200 рублей.

В дальнейшем, 27.07.2011 года от истца Кравцовой *.*. поступило уточнение к исковому заявлению, в котором она указала, что в поданном ею исковом заявлении, а именно, в водной, описательной и просительной частях ошибочно указано отчество ответчика Гребневой «Алексеевна» вместо «Владимировна».

Определением суда от 11.08.2011 года к участию в деле была привлечена администрация Карасукского района Новосибирской области в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельного требования относительно предмета спора, на стороне ответчика.

В дальнейшем, 18.10.2011 года от истца Кравцовой *.*. поступили уточнения к исковому заявлению, в которых она указала, что в соответствии со ст.39 ГПК РФ в резолютивной части искового
заявления она просит считать: перенести деревянный забор на расстояние 1 метр от границы земельного участка, то есть от границы межевания, а также считать о сносе хозяйственных построек: бани, дровника и летней кухни в одном строении с баней с указанием на их возведение на расстоянии не менее 15 метров от жилого дома согласно установленным санитарным и противопожарным нормам, а также перенести забор на расстояние 1 метр от границы земельного участка до углярки.

В судебном заседании истец Кравцова *.*. в полном объеме поддержала свои исковые требования и пояснила суду, что спор начался в 2006г., когда Гребневы поставили забор на земельном участке, принадлежащем истцу, забор сместили в сторону земельного участка Кравцовой на 1 метр. После того, как Гребневы поставили забор, они возвели вдоль забора сарай, баню и летнюю кухню, расстояние от построек до угла дома истца примерно 6 метров. Хозяйственные постройки расположены параллельно забору, расстояние от забора до построек около 80 см. Углярка была построена раньше, лет тридцать назад, она стоит сейчас, там, где и была построена. Углярка расположена со стороны фасада дома истца, а остальные постройки за домом. Кравцова обратилась к главе города Карасука, который ей рекомендовал обратиться в суд. Ранее забор стоял на расстоянии 1,5 м. от дома истца, что подтверждается техпаспортом от 1994г., который она показывала ответчику. В этом доме с 1960 года проживала мать истца. Когда семья истца стала проживать в доме, то забор уже стоял и огораживал их земельный участок полностью. Старый забор был возведен Ильинским совхозом, который и предоставил дом родителям истца. Раньше рядом с земельными участками Гребневой
и Кравцовой был переулок, по которому ходили люди, стояли столбы с электропроводами, сейчас столбы оказались в сарае ответчика.

О том, что возведением забора и хозяйственных построек нарушаются права истца, Кравцовой стало известно на момент возведения Гребневой забора и построек, но она никуда не обращалась, т.к. она не была собственником земельного участка.

На момент межевания в 2009г. и приобретения земельного участка в собственность, земельный участок имел такую же площадью, что и сейчас, забор и хозяйственные постройки уже были возведены и находились на тех местах, где находятся в настоящее время.

Истец полагала, что действиями ответчика нарушены ее права как собственника. Нарушение заключается в том, что она платит за свой участок, а на нем стоит чей-то забор и постройки, получается, что ответчик пользуется принадлежащим истцу участком. Ранее столбы стояли в переулке и все могли и пройти и подъехать, а сейчас, к ним нет доступа. Нарушаются правила пожарной безопасности, т.к. в случае пожара нет подъезда к домам. Доказательства, подтверждающие доводы истца, о том, что хозяйственные постройки истца представляют собой угрозу, у истца отсутствуют, предоставлять дополнительные доказательства истец отказалась. Основанием для сноса хозяйственных построек ответчика (кроме углярки) является нарушение строительных норм и консультация пожарных. Вопрос о сносе углярки истец не ставит.

Представитель истца – адвокат Галейный *.*., действующий на основании ордера №45 от 12.07.2011 года, доводы истца поддержал. Суду пояснил, что речь идет о соблюдении санитарных и противопожарных правил, согласно СНИПа СП30/02 -99 и об отнесении забора от границ земельного участка истца на 1 м., то есть исходя из того, что земельный участок истца - трапеция, отступ от забора
где-то больше, где-то меньше, но если взять в целом, необходимо отступить на 1 м. от земельного участка Кравцовой. В вышеуказанном СНИПе речь идет о том, что отступ от дома должен быть максимум 15м., но не менее 6м. Забор, хозяйственные постройки ответчика были возведены тогда, когда дом истца уже стоял. Кравцова является собственником дома и земельного участка и может пользоваться, распоряжаться своей собственностью, а ответчик нарушает ее права. У ответчика не было и нет никаких прав возводить эти хозяйственные постройки, так как факт проживания не влечет никаких правовых последствий, следовательно, постройки ответчика являются самовольными. Ответчик не имеет права распоряжения и владения, поэтому эти хозяйственные постройки Гребневой подлежат сносу, а забор должен быть перенесен на 1 м.в сторону ответчика.

Ответчик Гребнева *.*. исковые требования Кравцовой *.*. в судебном заседании не признала. При этом она пояснила суду, что дом, в котором она проживает по настоящее время, в 1994 году был предоставлен ее супругу по месту работы – Электросетями, сам дом числился на балансе Веселовского сельсовета. Супруг умер 23.04.2011г. В настоящее время ответчик проживает в доме с дочерью. Дом изначально являлся конторой для Коневской экспедиции, потом в 1977 года стали жить люди, а потом уже передали семье ответчика. Никаких документов на дом и земельный участок нет, Гребеневым сказали, что они проживут 15 лет, а потом через суд можно будет признать за ними право собственности. Когда вселились в дом, то из хозяйственных построек была только углярка, семья ответчика построила баню, летнюю кухню и дровник. Забор Ф.И.О. углярки, на месте, где стоял ранее старый забор. Когда соседи
стали возмущаться, то вызвали из городской администрации комиссию, которая сказала, что, так как участок не в собственности, то границы необходимо устанавливать по существующим постройкам и ограждениям. На участке ответчика стоят высоковольтные столбы, участок треугольной формы. Члены комиссии из администрации города пояснили, что постройки можно возводить, отступив на 1 метр от границы, что семья Гребневых и сделала. Постройки и забор были возведены в один год, в 2006г. Новый забор, был поставлен на месте старого, только заменены сгнившие старые деревянные столбики на металлические. Забор изначально был установлен лицевой стороной к дому ответчика, также его и поставили. Когда Кравцова вызывала специалистов из администрации города, ни первый, ни второй раз Гребеневой не было.

Когда истец оформляла свой земельный участок в собственность, Гребневу не извещали о проведении замеров.

После получения, в октябре 2010 года из Администрации предписания о необходимости убрать забор, Гребнева обращалась к различным специалистам, от которых ей стало известно о том что оформлением документов истца занимался 1, но он уволился и уехал, и сейчас уже ничего сделать нельзя.

Задняя стенка углярки стоит на меже. Новый забор стоит от стены углярки и хозпостроек на расстоянии 10 см. Углярка расположена по фасаду дома, остальные постройки стоят за домом. Напротив дома истца никаких построек нет, т.к. напротив дома Кравцовой стоит дом, в котором проживает ответчик. Кроме того, стена дома истца, выходящая во двор ответчика, является глухой, на ней нет окон. Отступ от забора до построек с одной стороны 1 м., с другой на 80 см. Возведенные ответчиком постройки, по мнению Гребневой, не представляют какой- либо пожарной опасности, т.к. установлены
сажеуловители.

Баня ответчика расположена от дома Кравцовой примерно на расстоянии 5-6 метров.

Действительно, ранее Гребнева соглашалась снести углярку, т.к. она ветхая, но супруг умер и сейчас некому сносить. Сразу не снесли углярку, т.к. когда возник спор, уже завезли уголь на зиму, который в ней хранился. За границу земельного участка Кравцовой при постройке бани, летней кухни и дровника, ответчик не заступала. Совместно с истцом свои земельные участки не измеряли.

Представитель ответчика – Згурская *.*., поддержала доводы Гребневой *.*., полагала, что исковые требования Кравцовой *.*. удовлетворению не подлежат.

Представитель третьего лица – администрации города Карасука 2., действующая на основании доверенности от 04.07.2011года, в судебное заседание не явилась.

В судебном заседании 11.08.2011г. представитель Администрации города Карасука Карасукского района Новосибирской области пояснила о том, что она не видит в данном деле заинтересованности администрации города Карасука. Истец является собственником земельного участка, поэтому данный спор никак не касается администрации города. Полномочия администрации города по таким вопросам с 2008 года переданы администрации Карасукского района.

Представитель третьего лица - администрации Карасукского района 3., действующая на основании доверенности от 14.03.2011 года, в судебное заседание не явилась, просила рассмотреть дело без её участия.

В судебном заседании были допрошены свидетели 4., 5 6., 7., 8., 9., 10.

Свидетель 11. пояснила в судебном заседании о том, что она работает в Администрации г. Карасука с октября 2005 года, сначала работала техником, потом стала ведущим специалистом по земельным делам, в том числе по разрешению споров между собственниками земельных участков. Она в составе комиссии выезжали на земельные участки Гребневой и Кравцовой по заявлению Кравцовой *.*., при этом часть забора отсутствовала. Кравцова представила комиссии
межевое дело, местоположение дома было указано схематично и они примерно Определили расположение дома и забора, Определили, что постройки Гребневой *.*. стоят на меже. Заходили ли они на территорию земельного участка Гребневой *.*. свидетель не могла пояснить. Измерение земельных участков не проводили. Результаты своего выезда никаким образом не оформляли. Второй раз, свидетель также выезжала на спорные земельные участки по устному заявлению Кравцовой, которая была на приеме у главы города Карасука. Гребневой при этом не было, свидетель ее не видела. Стоит ли забор на границе земельных участков, 12 пояснить не может, т.к. это вопрос к геодезистам. Специалисты проводили измерение от угла дома Кравцовой до забора Гребневой и заметили, что между хозяйственными постройками Гребневой и забором нет 1 метра, замеры проводили рулеткой, при этом на участок Гребневой они не заходили. Специалисты указывали на то, чтобы забор Установили согласно границ земельного участка.

Из пояснений свидетеля 13. следует, что она работает в Администрации города Карасука Карасукского района Новосибирской области. 05.08.2011г. она не выдала истцу протокол от 2006 года, т.к. такого протокола нет. Она пояснила истцу о том, что если земельный участок находится у гражданина в собственности, то разРешение на строительство не требуется. Сотрудники администрации города комиссионно выезжали в 2006 году, на тот момент никаких документов, подтверждающих границы земельных участков, ни у Гребневой, ни у Кравцовой не было, кроме технического паспорта на дом. На земельные участки свидетель документов не видела. Техпаспорт, который был представлен, не может быть свидетельствовать о праве собственности и никаких размеров земельных участков там не указано. Единственно, что специалисты администрации могли сделать, это порекомендовать
установить границы и поставить ограждение.. На земельные участки Кравцовой и Гребневой, после 2006г., выезжали также, в прошлом и в этом году. Забор, по мнению свидетеля, уже был, свидетель во двор не заходила. Кравцова межевое дело не показывала, единственный документ, который видела свидетель, это старый технический паспорт на дом по ул. <адрес>, №. При выезде на участки в 2006 году, свидетель видела Гребневу, а потом она её ни разу не видела. Свидетель помнит, что, когда первый раз выезжали, то Гребнева со всем соглашалась и обещала убрать углярку. Правильно ли установлен забор могут установить только специалисты – геодеозисты.

Согласно показаниями свидетеля 14., она является матерью истца, до того, как в доме по ул. <адрес>, № стала проживать истец, там 50 лет жила Кравцова *.*., с 1961 года. На то время не было в том районе никаких домов, кроме №, № и №. В том доме, где сейчас живет Гребнева, ранее жили экспедиторы, потом они ехали и там разместили организацию – Высоковольтную линию, потом жили рабочие, которые приезжали строить мост, потом стали заселять граждан. До Гребневых там жили 15. 16 построил гараж и углярку, когда он собрался уезжать из этого дома, то сказал, что он все постройки уберет, но не убрал. Приехали жить Гребневы, сделали из этого гаража баню. Она обратилась с жалобой в Администрацию города, сказала, чтобы они заставили Гребневу убрать эту баню. Она убрала, но построила новую, только на другой стороне. Забор стоял, он огораживал огород. Где у Гребневой сейчас стоят хозпостройки, там никогда забора не было. Старый забор ставила организация, простоял 60 лет, а муж Гребневой его убрал. Забор стоял от огорода до гаража. Новый забор Гребнева поставила не на том же месте, т.к. ранее расстояние было 1,5 м., а сейчас 80 см., получается сдвинула к нам на 70 см. по фасаду, и в конце огорода на 1м.70см.

Когда оформляли новые документы в 2009 году, специалисты проводили замеры. Площадь земельного участка уменьшилась, теперь по факту она меньше, чем по документам, в документах площадь осталась прежней. В настоящее время расстояние между домом Кравцовой и баней Гребневой – 1 м. 30 см. Вода с крыши ее бани постоянно льется на сторону участка Кравцовой, у дома стал отваливаться угол, в доме сыро. При межевании геодезисты делали замеры, поставили колышки не на участке Кравцовой, эти колышки убрал муж ответчика. Гребнева углярку не строила.

Ранее эта углярка не стояла как граница между участками, т.к. ранее вообще границ не было. Свидетель считает, что расстояние от забора до построек должно быть 1,5 м.

На момент покупки земельного участка, и оформления на него документов, то его площадь была менее 748 кв.м. Старый забор шел в бок от углярки, а часть углярки, как и сейчас стояла на участке Кравцовой.

Свидетель 17. пояснил, что он проживает в доме по соседству с Кравцовой *.*. с октября 1982г., их участки смежные, вместо Гребневой на то время жил 18. Забор между Гребневой и Кравцовой стоит на одном месте с 1982г. Забор меняли в 2006г. Свидетелю известно, что 19 который проживал в доме до Гребневой, построил углярку и забор, который и сейчас стоит на том же месте, что и стоял тогда, другие хозяйственные постройки построили позже. Постройки, по мнению свидетеля, Кравцовой не мешают. Между Посажениковым и Кравцовой также был спор по границам земельных участков.

Из пояснений свидетеля 20., следует, что она является руководителем Карасукского отдела ОГУП «Техцентр», при межевании земельного участка, установление границ (межевание), при наличии ограждения, проводится по ограждению. Постройки при межевании не интересуют, а при составлении техпаспорта наоборот интересуют постройки. Расстояние между постройками и забором при межевании не измеряются

Согласно пояснениям 21 ведущего специалиста Карасукского отдела ОГУП «Техцентр», при проведении инвентаризации расстояние между забором и жилым домом измеряется, если видно, что поставлен новый забор, либо новая постройка, тогда проводится сравнение со старыми документами. Техническая инвентаризация к межеванию никакого отношения не имеет.

Свидетель 22., пояснил, что он является сотрудником МППАПБ и проводил замеры земельных участков сторон, на основании определения суда. Им произведены замеры по фактическим границам, т.е. по всем существующим заборам и по площади межевания, т.е. как указано в межевом деле. Межевание должно проводиться по существующим заборам. При этом, если кто-либо из сторон не согласен, то специалисты рекомендуют обратиться в суд. Провести межевание по соседним надворным постройкам нельзя. В данном случае, межевание должно было быть проведено по существующим заборам. В данном случае решения суда не было. В схеме замеров чёрным цветом отмечены строения, стоящие по факту, красным цветом всё отмечено по межеванию. Фактически все постройки стоят в границах участков. Забор, разделяющий участки и хозяйственные постройки старые. По межеванию идет заступ за границу участка 0,5 метра, а по факту все строения находятся в границах участка.

Из пояснений свидетеля 23. следует, что замеры земельных участков № № и №№ по ул. <адрес> он не производил, а только проверял, предоставленные документы. В данном случае участок на кадастровом учете не стоял, поэтому, если есть существующие границы, то замеры производят по существующим границам. Геодезист разрабатывает схему, проект межевания, которые утверждаются администрацией. В данном случае допущена кадастровая ошибка ОГУП «Техцентр».

Суд, выслушав стороны, их представителей, свидетелей, исследовав материалы дела, находит исковые требования Кравцовой *.*. не подлежащими удовлетворению.

Согласно ст.209 ГК РФ собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом.

Согласно ст.304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Статья42 Земельного кодекса РФ предусматривает, что собственники земельных участков и лица, не являющиеся собственниками земельных участков, обязаны сохранять межевые знаки, геодезические и другие специальные знаки, установленные на земельных участках в соответствии с законодательством, соблюдать при использовании земельных участков требования градостроительных регламентов, строительных, экологических, санитарно-гигиенических, противопожарных и иных правил, нормативов.

Согласно ст.60 Земельного кодекса РФ нарушенное право на земельный участок подлежит восстановлению в случае самовольного занятия земельного участка. Действия, нарушающие права на землю граждан или создающие угрозу их нарушения, могут быть пресечены путем восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

В соответствии с положениями ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.

Согласно положений п. 45 Постановления Пленума ВС СФ и Пленума ВАС РФ №10/22 от 29.04.10г. « О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», применяя ст. 304 ГК РФ, в силу которой собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения ми не были соединены с лишением владения. Судам необходимо учитывать следующее. В силу ст. ст. 304, 305 ГК РФ иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению в случае, если истец докажет, что он является собственником или лицом, владеющим имуществом по основанию, предусмотренному законом или договором, и что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается его право собственности или законное владение. Иск об устранении нарушений права, не связанных с лишением владения, подлежит удовлетворению независимо от того, на своем или чужом земельном участке либо ином объекте недвижимости ответчик совершает действия (бездействие), нарушающие право истца.

Согласно положениям ст. 36 ЗК РФ граждане и юридические лица, имеющие в собственности, безвозмездном пользовании, хозяйственном ведении или оперативном управлении здания, строения, сооружения, расположенные на земельных участках, находящихся в государственной или муниципальной собственности, приобретают права на эти земельные участки в соответствии с настоящим Кодексом.

Если иное не установлено федеральными законами, исключительное право на приватизацию земельных участков или приобретение права аренды земельных участков имеют граждане и юридические лица - собственники зданий, строений, сооружений. Указанное право осуществляется гражданами и юридическими лицами в порядке и на условиях, которые установлены настоящим Кодексом, федеральными законами.

Местоположение границ земельного участка и его площадь определяются с учетом фактического землепользования в соответствии с требованиями земельного и градостроительного законодательства. Местоположение границ земельного участка определяется с учетом красных линий, местоположения границ смежных земельных участков (при их наличии), естественных границ земельного участка.

В соответствии с п. 4 ст. 43 Градостроительного Кодекса РФ размеры земельных участков в границах застроенных территорий устанавливаются с учетом фактического землепользования и градостроительных нормативов и правил, действовавших в период застройки указанных территорий.

Таким образом, при межевании земельных участков, на которых имеются здания, сооружения, и установлено фактическое землепользование, проект межевания фиксирует сложившееся состояние земельных отношений на территории.

В судебном заседании было установлено, что истец Кравцова *.*. проживает по адресу г. Карасук Новосибирской области ул. <адрес>, № и является собственником жилого дома и земельного участка, расположенных по указанному адресу, что подтверждается копией домовой книги (л.д. 7-8), свидетельствами о государственной регистрации права на жилой дом (л.д. 15) и земельный участок (л.д. 10).

Земельный участок площадью 748 кв.м. расположенный по адресу г. Карасук ул. <адрес>. №, был приобретен истцом Кравцовой *.*. на основании договора купли- продажи земельного участка № № от 12.03.10г. (л.д. 9, 91-93), свидетельство о государственной регистрации права выдано Кравцовой 15.07.10г. (л.д.9).

Кадастровые работы по межеванию (установлению границ) земельного участка, расположенного по адресу г. Карасук Новосибирской области ул. <адрес>№, проводились 17.09.2009г. (л.д. 59). При проведении межевания земельного участка, расположенного по адресу г. Карасук ул. <адрес>№, местоположение границ земельного участка согласовывались с правообладателями прав на земельный участок, расположенный по адресу г. Карасук ул. <адрес>. №, Качан (л.д. 84) и с Администрацией Карасукского района Новосибирской области, как с правообладателем смежного земельного участка, расположенного по адресу г. Карасук Новосибирской области ул. <адрес>, № (л. д. 85).

В межевом плане, представленном истцом, отсутствуют сведения об извещении о месте проведения собрания о согласовании местоположения границы земельного участка правообладателей других смежных земельных участков, в том числе, земельного участка, расположенного по адресу г. Карасук, ул. <адрес> №.

В то время как при проведении землеустройства в силу п.4 ст. 69 ЗК РФ обеспечивается учет законных интересов лиц, права которых могут быть затронуты при его проведении, путем извещения их в письменной форме землеустроителями не позднее чем за семь календарных дней до начала работ.

Также в судебном заседании было установлено, что ответчик Гребнева *.*., проживает в жилом доме, расположенном по адресу г. Карасук Новосибирской области, ул. <адрес>, №, ни жилой дом, ни земельный участок ей не принадлежат. Какие – либо правоустанавливающие документы на жилой дом отсутствуют. Права на земельный участок, расположенный по адресу г. Карасук ул. <адрес>, №, не разграничены.

Согласно п. 10 ст. 3 Закона РФ от 25 октября 2001 года N 137-ФЗ « О введении в действие Земельного Кодекса РФ», распоряжение земельными участками, государственная собственность на которые не разграничена, осуществляется органами местного самоуправления муниципальных районов, городских округов, если иное не предусмотрено законодательством Российской Федерации об автомобильных дорогах и о дорожной деятельности. Следовательно, право на распоряжение земельным участком, расположенным по адресу г. Карасук, ул. <адрес>, №, имеет Администрация Карасукского района Новосибирской области, с которой и должны быть согласованы границы спорных земельных участков.

Территория, на которой расположены спорные земельные участки, на момент проведения межевания была застроена. Истец также согласилась с доводами ответчика, в той части, что по состоянию на 2009г. (на момент межевания), все хозяйственные постройки, забор и жилые дома, находились в таком же состоянии, что и в 2006г.

Кроме того, из пояснений сторон, а также свидетелей Кравцовой и Посаженникова следует, что углярка была возведена еще до того, как в доме стала проживать семья ответчика.

Согласно пояснениям свидетеля Посаженникова забор стоит на том же месте, на котором он был возведен в 1982 г.

Свидетели Ботнарь, Пономаренко и Буленко, являясь специалистами в области землеустроительного дела пояснили суду о том, что при наличии ограждений межевание должно проводится по имеющимся ограждениям.

Судом было установлено, что при межевании земельного участка, расположенного по адресу г. Карасук ул. <адрес>, №, которое проводилось ОГУП «Техцентр» были допущены нарушения, а именно: не были согласованы с правообладателем смежного земельного участка (ул. <адрес>.№ местоположение границы земельного участка; межевание проведено без учета существующих границ и ограждений, сложившихся при фактическом использовании земельного участка.

Согласно схемы, составленной МППАПБ на основании определения суда от 13.09.11г. о производстве замеров, и пояснений свидетеля Ботнарь, постройки на земельных участках, а также забор, огораживающий земельный участок являются старыми, все хозяйственные постройки находятся в фактически установленных границах земельного участка.

Суд не может согласиться с доводами истца, о том, что ранее в 1994г. расстояние между ее домом и забором со стороны дома ответчика, было 1,5 м., а сейчас это расстояние уменьшилось, в связи с переносом ответчиком забора на земельный участок истца, по следующим основаниям.

Расстояние 1,5м. от дома истца до забора указано в техническом паспорте на жилой дом, расположенный по адресу ул. <адрес>. №, выданный в 1994г. и содержащийся в инвентарном деле. При этом, из пояснений свидетелей Буленко и Микрюковой, которые являются сотрудниками ОГУП «Техцентр» следует, что при составлении техпаспорта на дом, их не интересует земельный участок.

Таким образом, установить были ли фактически произведены эти замеры или это расстояние было внесено в схему земельного участка без замеров, не представляется возможным.

Кроме того, судом было установлено, что углярка по состоянию на 1994г. уже была возведена на земельном участке ответчика, вблизи с границей земельного участка истца.

При этом из замеров и схемы выполненной сотрудниками МППАПБ следует, что фактическое расстояние между забором и угляркой менее 1,5 м., в связи с чем, исключается возможность, нахождения забора на расстоянии 1,5м. от дома истца, т.к. на этом месте уже была возведена хозяйственная постройка (углярка).

Истец просит обязать ответчика перенести забор на 1 м. от межевой границы земельного участка, в сторону дома ответчика по всей длине забора, до углярки. При этом истец руководствуется СНиП 2.07.01-89*. Представитель истца обращает внимание на то обстоятельство, что забор, это сооружение, поэтому он должен находиться на расстоянии не ближе 1 м. от границы участка.

Указанные требования истца не основаны на законе и не подлежат удовлетворению. Из смысла самого слова «забор» следует, что это ограждение, которое несет в себе функцию обозначить границу земельного участка и защитить ее. Ограждение устанавливается непосредственно на границе земельного участка. Основания для установления ограждения на каком – то расстоянии от границы участка отсутствуют.

Также судом не установлено законных оснований для предоставления истцу дополнительной площади земельного участка, путем отступа от границы ее земельного участка на 1 м., за счет земельного участка, расположенного по адресу г. Карасук, ул. <адрес>, №.

Согласно п.2.12* СНиП 2.07.01-89* на расстоянии не менее 1 м. от границ участка следует размещать хозяйственные постройки, в то время как забор таковой не является.

Кроме того, истец просит снести хозяйственные постройки ответчика, с указанием на их возведение на расстоянии не менее 15 метров от жилого дома истца. В обоснование исковых требований истец также ссылается на положения СНиП 2.07.01-89*.

Данное требование истца не основано на законе и вызвано неправильным толкованием положений п. 2.12* СНиП 2.07.01-89* (л.д. 25), т.к. расстояние не менее 15м. должны соблюдаться между длинными сторонами жилых зданий высотой 2-3 этажа.

Таким образом, указанные требования не могут распространяться на строительство одноэтажных индивидуальных домов и хозяйственных построек.

Суд соглашается с доводом представителя истца в той части, что хозяйственные постройки, возведенные ответчиком, построены без получения соответствующих разрешений и на земельном участке, не предоставленном ответчику для этих целей.

В то же время согласно положений ч.1 ст. 3 ГПК РФ заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. При этом истец не представила каких – либо доказательств, подтверждающих ее доводы о том, что хозяйственные постройки, возведенные ответчиком, каким- то образом нарушают ее права как собственника земельного участка и жилого дома и препятствуют ей пользоваться принадлежащим истцу недвижимым имуществом.

Судом предлагалось истцу представить доказательства, подтверждающие доводы истца о том, что хозяйственные постройки, возведенные ответчиком угрожают жизни и здоровью, возведено с нарушением противопожарных правил, истец и ее представитель отказались предоставлять суду дополнительные доказательства, подтверждающие их доводы.

Согласно положениям ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна представить доказательства, подтверждающие ее доводы или возражения, на которые она ссылается в судебном заседании. Истец Кравцова свои обязанности, возложенные на нее законом по доказыванию обстоятельств, на которые ссылается в качестве обоснования исковых требований, не выполнила.

Суд не принимает в качестве доказательства доводов истца о нарушении ее прав как собственника земельного участка письма Адмиинистрации города Карасука, согласно которых ответчик Гребнева якобы Установила забор с нарушением градостроительных норм и принадлежащие ей хозяйственные постройки построены без соблюдения, установленных отступов (л.д. 39-42), т.к. судом было установлено, что специалисты Администрации города Карасука никакие замеры не производили, фактические размеры не сверяли с имеющимися документами; на земельный участок, на котором проживает ответчик не проходили. В связи с чем, невозможно сделать вывод о том, на чем основаны выводы специалистов о наличии нарушений прав истца действиями ответчика и в чем выразились нарушения прав.

Кроме того, приходя к выводу о том, что исковые требования истца не обоснованы, суд принимает во внимание то обстоятельство, что истец и свидетель Кравцова пояснили, что на момент приобретения земельного участка на основании договора купли- продажи, им было известно о том, что фактическая площадь земельного участка меньше, чем это указано в договоре купли- продажи и в межевом деле; также им было известно, о том, что в непосредственной близости от границ земельного участка расположены хозяйственные постройки ответчика и также были согласны на приобретение земельного участка на таких условиях.

В своих пояснениях истец ссылается на то обстоятельство, что фактическая площадь принадлежащего ей земельного участка меньше, площади, указанной в межевом плане, в связи с захватом земли ответчиком (передвинула забор). Указанный довод истца опровергается схемой, составленной МППАПБ на основании определения суда от 13.09.11г. о производстве замеров, из которой следует, что по всем четырем границам земельного участка, принадлежащего истцу, межевая и фактическая граница не совпадают. По фасаду дома фактически забор стоит ближе к дому истца, чем установлено межевым планом.

Таким образом, в судебном заседании было установлено, что при межевании границ земельного участка принадлежащего истцу, специалистами не были приняты во внимание фактически сложившиеся границы землепользования, что привело к установлению границ по уже имеющимся постройкам и сооружениям.

Кроме того, ответчиком не было представлено доказательств, что действиями ответчика, не связанными с лишением владения, нарушается право собственности истца или право на законное владение.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст.194-199 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований Ф.И.О. к Ф.И.О. об устранении препятствий пользования земельным участком и жилым домом, отказать.

Решение может быть обжаловано в кассационном порядке в Новосибирский областной суд в 10-дневный срок со дня принятия решения в окончательной форме, с подачей жалобы через Карасукский районный суд.

СУДЬЯ: подпись

КОПИЯ ВЕРНА:

СУДЬЯ

КАРАСУКСКОГО РАЙОННОГО СУДА

НОВОСИБИРСКОЙ ОБЛАСТИ *.*. ФУСТ

СЕКРЕТАРЬ СУДЕБНОГО ЗАСЕДАНИЯ *.*. СКВОРЦОВА