Арбитражная практика

Постановление от 07 октября 2011 года № 3/10-244/2011. Постановление от 07 октября 2011 года № 3/10-244/2011. Свердловская область.

Кировский районный суд г. Екатеринбурга в составе:

председательствующего судьи Вдовиченко *.*.,

с участием прокурора Ширяевой *.*.,

заявителя Селиверстова *.*.,

его защитника адвоката Захваткина *.*.,

следователей Аглиулина *.*., Шистерова *.*.,

при секретаре Воложаниной *.*.,

рассмотрев в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации жалобу адвоката Захваткина *.*. в интересах Селиверстова *.*. о признании незаконным и необоснованным постановления следователя,

Установил:

В Кировский районный суд г. Екатеринбурга в порядке ст. 125 Уголовно- процессуального кодекса Российской Федерации поступила жалоба адвоката Захваткина *.*. в интересах Селиверстова *.*. о признании незаконным возбуждения уголовного дела в отношении Селиверстова *.*., проведения обыска в здании, расположенном по <адрес обезличен> <дата обезличена>.

В обоснование своих доводов адвокат указал, что <дата обезличена>
в вышеуказанном помещении, где расположены автосалоны, принадлежащие его доверителю, следователем ГСУ ГУ МВД России по <адрес обезличен> Аглиулиным *.*. был произведен обыск, в ходе которого не представил никаких документов, подтверждающих факт возбуждения уголовного дела. Кроме того, Селиверстов *.*. не уведомлялся о возбуждении в отношении него уголовного дела, Постановление о возбуждении уголовного дела ему не вручалось, его копия не направлялась. После возбуждения уголовного дела в отношении конкретного лица, он считается подозреваемым, а потому в соответствии со ст. 46 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, ему должна быть вручена копия постановления о возбуждении уголовного дела, что в отношении Селиверстова *.*. произведено не было.

По мнению Захваткина *.*., Селиверстов *.*. не является субъектом преступления, предусмотренного ст. 195 Уголовного кодекса Российской Федерации, поскольку не являлся руководителем ЗАО «Автофранс», и от имени этой организации не совершал никаких действий, дело было возбуждено без достаточных на то поводов и оснований.

В ходе производства обыска следователем было сообщено, что следственное действие проводится в рамках возбужденного уголовного дела в отношении Селиверстова *.*. по факту совершения им неправомерных действий при банкротстве, однако, в постановлении о возбуждении уголовного дела, отсутствовал номер уголовного дела, ознакомиться с Постановлением ему, Захваткину *.*., возможности ознакомиться с документом, снять с него копию, следователем предоставлено не было, добровольно выдать отыскиваемые документы Аглиулиным *.*. предложено не было. В ходе обыска был изъят ряд документов, однако, какое отношение к возбужденному уголовному делу они имеют, непонятно. Заявитель полагает, что уголовное дело, возбужденное по заявлению С., с которым ведутся арбитражные споры по поводу права собственности на здание, расположенное по <адрес обезличен>, носит «заказной» характер.

В дополнениях
к жалобе адвокат указал, что уголовное дело было возбуждено по заявлению С. <дата обезличена>, хотя ООО «Автопродикс» признано кредитором ЗАО «Автофранс» только <дата обезличена> (согласно определения Арбитражного суда <адрес обезличен> о замене кредитора в реестре требований кредиторов). Указанное, по мнению автора жалобы, свидетельствует о том, что ООО «Автопродикс» не мог быть причинен ущерб действиями Селиверстова *.*.

В судебном заседании Селиверстов *.*. и его защитник адвокат Захваткин *.*. в полном объеме поддержали доводы, изложенные в жалобе.

Прокурор возражал против удовлетворения жалобы, указав, что нарушения норм уголовно-процессуального закона при возбуждении уголовного дела не имеется.

Следователь Аглиулин *.*. представил в суд отзыв руководителя следственного органа, который поддержал в судебном заседании; в отзыве указано, что в производстве СЧ ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области находится уголовное дело <номер обезличен>, возбужденное следователем по ОВД СЧ ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области Шистеровым *.*. <дата обезличена> в отношении Селиверстова *.*. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 195 Уголовного кодекса Российской Федерации, по факту совершения неправомерных действий при банкротстве.

В ходе предварительного следствия установлено, <дата обезличена> директор и акционер ЗАО Гамма Селиверстов *.*. заключил договор уступки права требования с ООО «Грейс» в лице директора Б., согласно которому ЗАО «Гамма» передало ООО «Грейс» права требования с ЗАО «Автофранс» суммы долга в размере 117 274 527 рублей, вытекающего из договоров займа, заключенных между ЗАО «Гамма» и ЗАО «Автофранс» в период с <дата обезличена> по <дата обезличена>. При этом Селиверстову *.*., являющемуся акционером ЗАО «Автофранс», достоверно было известно о задолженности ЗАО «Автофранс» перед ЗАО «Гамма» в размере 70 340 000
рублей. Договоры займа между ЗАО «Гамма» и ЗАО «Автофранс» до <дата обезличена> подписывал А., выступая в качестве директора заимодавца и заемщика. С <дата обезличена> от имени заимодавца ЗАО «Гамма» договоры подписывал ФИО7 До введения в отношении ЗАО «Автофранс» процедуры наблюдения договорных отношений ЗАО «Автофранс», и ЗАО «Гамма» с ООО «Грейс» не было. Договорные отношения между ЗАО «Гамма» и ООО «Грейс» возникли лишь <дата обезличена>, сразу после опубликования <дата обезличена> в средствах массовых информации сведений о введении в отношении ЗАО «Автофранс» процедуры наблюдения. Заключение договора цессии между ЗАО «Гамма» и ООО «Грейс», по мнению органов предварительного следствия, носит фиктивный характер. На момент заключения договора цессии <дата обезличена> единственным акционером и директором ЗАО «Гамма» являлся Селиверстов *.*. Заключая указанный договор, Селиверстов *.*. преследовал единственную цель - лишить ЗАО «Гамма» ликвидного актива в виде дебиторской задолженности перед ЗАО «Автофранс». Селиверстов *.*. достоверно знал, что ЗАО «Гамма» имеет кредиторскую задолженность перед ООО «Автопродикс» в размере около 40 000 000 рублей, срок погашения которой наступил. Селиверстов *.*. осознавал, что ООО «Автопродикс», инициируя в отношении ЗАО «Гамма» процедуру конкурсного производства, сможет повлиять на возмещение задолженности с ЗАО «Автофранс», контролировать процедуру его банкротства. В целях воспрепятствования этому Селиверстов *.*. заключил договор цессии с ООО «Грейс» в лице Б.

Тем самым, Селиверстов *.*. предпринял действия, направленные на введение в процедуру банкротства ЗАО «Автофранс» организации, не имеющей договорных отношений с добросовестными кредиторами, что позволило уменьшить количество голосов добросовестных кредиторов ЗАО «Автофранс». О фиктивности данной сделки свидетельствует и то, что до подписания договора от <дата обезличена> Селиверстов *.*. от имени ЗАО
«Гамма» заключил <дата обезличена> с ООО «Грейс» ряд договоров на оказание услуг. Согласно заключенным договорам ООО «Грейс» принимало на себя обязательства оказывать для ЗАО «Гамма» юридические и представительские услуги в деле о банкротстве ЗАО «Автофранс» и ЗАО «Альфа Моторс». Анализ выписки по расчетному счету ООО «Грейс» показал, что организация никогда не занималась оказанием юридических услуг, на протяжении всей своей деятельности осуществляла поставки кондитерских изделий. Полученные от ЗАО «Гамма» денежные средства в качестве оплаты за оказанные юридические услуги в те же дни перечислялись на лицевые счета С. и К., который до <дата обезличена> являлся директором ООО «Грейс». При этом Селиверстовым *.*. были заключены договоры на оказание услуг, не имеющие экономической целесообразности и производственной необходимости для ЗАО «Гамма». Так стоимость услуг по одному договору составляла 200 000 рублей в месяц, стоимость тех же услуг по второму договору составила 34 320 000 рублей, при этом Селиверстов *.*. подписывал от имени ЗАО «Гамма» договор на оказание юридических услуг и услуг представительства для ЗАО «АльфаТехсервис», ЗАО «Тетта Моторс», ЗАО «Спейс Моторс», ЗАО «Автосан», ЗАО «Бауэрхофф». Селиверстов *.*. подписывал условие об оказании представительских услуг ЗАО «Гамма» в деле о банкротстве ЗАО «Автофранс», при том, что ЗАО «Гамма» уступало задолженность к ЗАО «Автофранс» в пользу самого ООО «Грейс». А также Селиверстов *.*. подписывал условие, согласно которому 10% от взыскиваемых сумм в пользу указанных организаций или организаций, указанных заказчиком, составляют вознаграждение ООО «Грейс».

Также Селиверстовым *.*. отимени ЗАО «Гамма» был заключен с ООО «Грейс» договор об оказании услуг, обязательства ООО «Грейс» по которому противоречат обязательствам, принятым на себя обществом
в рамках заключенного другого договора, а именно ООО «Грейс» обязалось оказать услуги по разработке плана развития деятельности ЗАО «Автофранс» и ЗАО «АльфаМоторс» на 2011 - 2013 г.г. Заключением данных договоров Селиверстов *.*.,К. и С. преследовали цель искусственного создания задолженности ЗАО «Гамма» перед ООО «Грейс» для последующего контролирования процедуры банкротства ЗАО «Гамма». В оплату уступаемого права требования долга сЗАО «Автофранс» ООО «Грейс» передало ЗАО «Гамма» собственный простой вексель сроком погашения в 2020 году. По месту, указанном в учредительных документах ООО «Грейс» не располагается. Имущество ООО «Грейс» соизмеримо размеру его уставного капитала, то есть 10 000 рублей. Подписывая договор цессии, Селиверстов *.*. умышленно указал, что между ЗАО «Автофранс» и ЗАО «Гамма» заключался договор займа от <дата обезличена> на сумму 45 000 000, когда в действительности такой договор заключен небыл, сведения об его исполнении сторонами отсутствуют.Сумма требований,вытекающая из данного договора займа, также была заявлена к ЗАО «Автофранс» в ходе процедуры банкротства. Интересы ООО «Грейс» в Арбитражном суде <адрес обезличен> представляют С. и К.

Кроме того, Селиверстов *.*., являющийся акционером и директором ЗАО «Альфа Моторс», достоверно зная о возбуждении Арбитражным судом Свердловской области дела № А60-25055/2010 о банкротстве ЗАО «Альфа Моторс», о заявленных в рамках дела к ЗАО «Альфа Моторс» требованиях ООО «Автопродикс» в размере 43 323 711,22 рублей и о наличии кредиторской задолженности у ЗАО «Автофранс» перед ЗАО «Альфа Моторс» в размере 199 353 000 рублей, заключил от имени ЗАО «Альфа Моторс» договор о новации с ЗАО «Автофранс», согласно которому стороны пришли к соглашению о прекращении обязательств по договорам займа взамен передачи ЗАО «Автофранс»
в пользу ЗАО «Альфа Моторс» собственного простого векселя номиналом 201 293 300 рублей, который в бухгалтерском балансе ЗАО «Автофранс» отражен не был. Указанный вексель Селиверстов *.*. передал по договору купли-продажи в пользу фирмы - «однодневки» ООО «Профиаль», который был передан впоследующем в пользу ООО «ЦентрИнвест», директором и участником которого являлась Б. Вексель ЗАО «Автофранс» выписал А., вексель оплачен не был.

Тем самым Селиверстов *.*. исключил ЗАО «Альфа Моторс» из числа кредиторов в деле о банкротстве ЗАО «Автофранс», то есть лишил ЗАО «Альфа Моторс», а вместе с ним и его добросовестных кредиторов ликвидного имущества, предоставив взамен право требования к организации, фактически не осуществляющей деятельности, оформленной на «подставное» лицо. *.*., посредством использования системы документооборота и платежей «Клиент-банк», позволяющей клиенту осуществить информационное взаимодействие с банком в режиме удаленного доступа по телекоммуникационным каналам связи, и электронных ключей, паролей и шифров, к которым имела исключительный доступ, контролировала деятельность ООО «Профиаль».

Взамен полученного по договору купли-продажи векселей между ООО «ЦентрИнвест» и ООО «Профиаль» <дата обезличена> векселя ЗАО «Автофранс» *.*., действуя от имени ООО «ЦенртИнвест» передала собственные векселя ООО «Скиния» (где она является учредителем) и ООО «Ваш новый адрес» в пользу ООО «Профиаль». Впоследующем <дата обезличена> ООО «ЦентрИнвест» в лице Б. предъявило ЗАО «Автофранс» данный вексель к погашению. Селиверстовым *.*. был представлен суду акт об уничтожении векселя. До настоящего времени судом требования ООО «ЦентрИнвест» в реестр требований кредиторов ЗАО «Автофранс» не включены - акционером ЗАО «Альфа Моторс» оспаривается сделка купли-продажи векселя ЗАО «Автофранс», заключенная между ЗАО «Альфа Моторс» и ООО «Профиаль». Интересы ООО «ЦентрИнвест» в Арбитражном суде Свердловской области
представляют С. и К.

Таким образом, Селиверстов *.*., используя ООО «Грейс» и ООО «ЦентрИнвест» для искусственного увеличения кредиторской задолженности перед ЗАО «Автофранс», преследуя цель увеличения количества подконтрольных ему голосов на собрании конкурсных кредиторов ЗАО «Автофранс», а также цель уменьшения размера выплатдобросовестным кредиторам ЗАО «Автофранс» для удовлетворения их требований за счет конкурсной массы должника, умышленно сфальсифицировал учетные документы, отражающие экономическую деятельность ЗАО «Автофранс», а именно указал в договоре цессии от <дата обезличена> излишнюю сумму задолженности ЗАО «Автофранс» перед ЗАО «Гамма» в размере 46 934 527 рублей, а также произвел замену лица в обязательстве на ООО «ЦентрИнвест», с которым у кредиторов ЗАО «Альфа Моторс» договорных отношений не было. <дата обезличена> Б., действуя от имени ООО «Грейс», обратилась в Арбитражный суд <адрес обезличен> с заявлением о включении в реестр требований кредиторов ЗАО «Автофранс» задолженности в размере 150 757 011,53 рублей, включая искусственно созданную задолженность в размере 46 934 527 рублей. А <дата обезличена> *.*., действуя от имени ООО «ЦентрИнвест», обратилась в Арбитражный суд Свердловской области с заявлением о включении в реестр требований кредиторов ЗАО «Автофранс» задолженности в размере 201 293 300 рублей.

Указанными действиями Селиверстова *.*. мог быть причиненущерб в крупном размере добросовестным кредиторам ЗАО «Автофранс» и ЗАО «Альфа Моторс», отвечающим признакам банкротства.Однако преступление Селиверстовым *.*. не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам - Арбитражный суд Свердловской области не включил задолженность ООО «Грейс» в размере 46 934 527 рублей и задолженность ООО «ЦентрИнвест» в размере 20] 293 300 рублей в реестр требований кредиторов ЗАО «Автофранс».

<дата обезличена> уголовное дело <номер обезличен> принято к
производству следователем отдела № 1 СЧ ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области лейтенантом юстиции Аглиуллиным *.*.

<дата обезличена> им вынесено Постановление о проведении обыска в помещениях по <адрес обезличен> в целях отыскания и изъятия заключенных в период времени с 2005 г. по 2010 г. включительно договоров между ЗАО Автофранс и ЗАО Альфа Моторс, ЗАО Альфа-Техсервис; ЗАО Гамма, ЗАО Альфа-Техсервис, ООО Грейс, ООО Профиаль, карточек бухгалтерского учета, реестров акционеров ЗАО Тетта Моторс, ЗАО Зета Моторс, ЗАО Спейс Моторс, ЗАО Бауэрхофф, ЗАО Автосан, учредительных документов и документов первичного бухгалтерского учета ООО Строймонтаж, ООО Титан, имеющих значение для данного уголовного дела. Обыск проводится на основании постановления следователя при наличии достаточных оснований полагать, что предметы и документы могут находиться в определенном месте о предстоящем производстве обыска следователь не уведомляет лицо, у которого планируется провести обыск, в противном случае утрачивается оперативность и целесообразность такого следственного действия. Обыск производился в помещении организации, а не в жилище Селиверстова *.*., а, следовательно, неуведомление Селиверстова *.*. о возбуждении уголовного дела не имеет никакого отношения к проведенному обыску. Проведение обыска в помещении юридического лица никоим образом не нарушает права Селиверстова *.*., а значит отсутствует предмет жалобы и подлежит прекращению.

Уголовное дело <номер обезличен> было возбуждено по заявлению представителя ООО «Автопродикс» С., данное сообщение о совершении преступления зарегистрировано в КУСП за <номер обезличен>от <дата обезличена>. Таким образом, уголовное дело возбуждено уполномоченным на то лицом, в порядке предусмотренном, действующим уголовно-процессуальным законодательством.

Доводы адвоката о нарушении прав подозреваемого Селиверствов *.*., в части неуведомления последнего о возбуждении уголовного дела, по мнению руководителя следственного органа, являются несостоятельными.
О возбуждении уголовного дела подозреваемому Селиверстову *.*. было направлено уведомление за исходящим номером <номер обезличен>, о чем имеется запись в книге регистрации исходящих сообщений ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области. Уголовное дело считается возбужденным с моментавынесения соответствующего постановления. О принятом решении уведомляется лицо, в отношении которого возбуждено уголовное дело. Однако срок такого уведомления УПК РФ не установлен. Не уведомление подозреваемого о возбуждении уголовного дела, либо уведомление его спустя какое-то время после возбуждения уголовного дела не является основанием для признания постановления уголовного дела не законным и не влечет его отмены. Уголовное дело возбуждено при наличии повода и основания, которым послужили материалы доследственной проверки и которые содержали достаточные данные, свидетельствующие о наличии признаков преступления.

Также Селиверстову *.*. передавались повестки о вызове на допрос в качестве подозреваемого, <дата обезличена> в 10 часов 00 минут через главного бухгалтера ЗАО «Автофранс» С. вручалась повестка о вызове на допрос в качестве подозреваемого Селиверстову *.*., также <дата обезличена> бывшему директору ЗАО «Автофранс» и нынешнему директору ЗАО «Terra Моторс» А. была передана повестка Селиверстову *.*.

<дата обезличена> адвокатом Захваткиным *.*. был представлен ордер, согласно которому ему поручается с <дата обезличена> защищать интересы Селиверстова *.*. по уголовному делу.

В ходе обыска в помещении участвовал адвокат Захваткин *.*., который в ходе обыска пояснил следователю, Селиверстов *.*. участвовать в следственных действиях не может, так как находится в Москве и сможет прибыть для дачи показаний 31 августа или <дата обезличена>. <дата обезличена> следователю было сообщено, что Селиверстов *.*. находится на лечении в больнице.

Участвующий в деле следователь Шистеров *.*. представил в судебное заседание отзыв, где указал, что СЧ ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области возбуждено уголовное дело <номер обезличен> в отношении Селиверстова *.*. по ч. 3 ст. 30, ч. 1 ст. 195 Уголовного кодекса Российской Федерации по факту совершения неправомерных действий при банкротстве.

Действия Селиверстова *.*., содержащие признаки указанного состава преступления, выразились в умышленной фальсификации учетных документов, отражающих экономическую деятельность юридического лица, когда такие действия совершены руководителем юридического лица при наличии признаков банкротства, когда такие действия причинили крупный ущерб.

Поводом для возбуждения уголовного дела послужило заявление С., в котором он сообщил о совершенном Селиверстовым *.*. преступлении.

Основанием для возбуждения уголовного дела послужили достаточные данные, указывающие на наличие в действиях Селиверстова *.*. признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 Уголовного кодекса Российской Федерации. Так, Селиверстовым *.*., как руководителем ЗАО «Альфа Моторс», были заключены договор о новации с ЗАО «Автофранс» и договор купли-продажи векселя с ООО «Профиаль». Последствием заключения таких договоров явилось исключение ЗАО «Альфа Моторс» из числа кредиторов ЗАО «Автофранс». Селиверстов произвел замещение ликвидного актива ЗАО «Альфа Моторс» в виде дебиторской задолженности ЗАО «Автофранс», обеспеченной в свою очередь наиболее ликвидным активом - нежилым помещением, на неликвидный актив - право требования оплаты за вексель к ООО «Профиаль». Кроме того, заключение указанных дговоров позволило включить в состав кредиторов ЗАО «Автофранс» ООО «ЦентрИнвест» с размером требований, с которым до совершения данных сделок в реестре требований значились кредиторы ЗАО «Автофранс» посредством наличия имущественных требований к ЗАО «Альфа Моторс». При этом такие сделки были сокрыты Селиверстовым от бухгалтерского учета ЗАО «Автофранс» и ЗАО «Альфа Моторс». Также Селиверстовым *.*. был заключен договор уступки прав требований с 000 «Грейс» в период процедуры наблюдения ЗАО «Автофранс» без согласования с временным управляющим. Указанные обстоятельства подтверждаются собранными в ходе предварительной проверки документальными доказательствами.

Доводы адвоката Захваткина *.*. о нарушении прав подозреваемого Селиверстова *.*., в части не уведомления последнего о возбуждении уголовного дела, оценены как несостоятельные. О возбуждении уголовного дела подозреваемому Селиверстову *.*. было направлено уведомление за исходящим номером <номер обезличен>, о чем имеется запись в книге регистрации исходящих сообщений ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области. Не уведомление подозреваемого о возбуждении уголовного дела, либо уведомление его спустя некоторое время после возбуждения дела не является основанием для признания постановления о возбуждении уголовного дела незаконным и не влечет его отмены.

Суд, исследовав представленные материалы уголовного дела, заслушав заявителя, и его защитника, прокурора приходит к следующим выводам.

В соответствии с п. 16 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от <дата обезличена> N 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации» при рассмотрении доводов жалобы на Постановление о возбуждении уголовного дела судье следует проверять, соблюден ли порядок вынесения данного решения, обладало ли должностное лицо, принявшее соответствующее Решение, необходимыми полномочиями, имеются ли поводы и основания к возбуждению уголовного дела, нет ли обстоятельств, исключающих производство по делу.

<дата обезличена> следователем по ОВД отдела № 1 СЧ ГСУ при ГУВД по Свердловской области капитаном юстиции Шистеровым *.*. было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, ч.1 ст. 195 Уголовного кодекса Российской Федерации.

При этом поводом к возбуждению уголовного дела явилось сообщение о преступлении, зарегистрированное в КУСП ГУВД по Свердловской области <номер обезличен> от <дата обезличена> и материалы доследственной проверки, поступившие из УСБ ГУВД по Свердловской области, основанием - наличие достаточных данных, свидетельствующих о том, что Селиверстов *.*., являющийся единственным акционером ЗАО Альфа Моторс, ЗАО Автофранс, достоверно зная о банкротстве Общества и кредиторской задолженности, исключил их из числа кредиторов в деле о банкротстве, с целью увеличения количества подконтрольных голосов на собрании конкурсных кредиторов, уменьшения размера выплат добросовестным кредиторам, умышленно сфальсифицировал учетные документы, отражающие экономическую деятельность ЗАО Автофранс, а также иных данных, указывающих на наличие в действиях Селиверстова *.*. признаков состава преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 Уголовного кодекса Российской Федерации

В соответствии со ст. 144 Уголовно-процессуального Российской Федерации дознаватель, орган дознания, следователь обязаны принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции, установленной настоящим Кодексом, принять по нему Решение в срок не позднее 3 суток со дня поступления указанного сообщения. При проверке сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь вправе требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов. Заявителю выдается документ о принятии сообщения о преступлении с указанием данных о лице, его принявшем, а также даты и времени его принятия.

Статья 145 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации предусматривает, что по результатам рассмотрения сообщения о преступлении орган дознания, дознаватель, следователь принимает одно из следующих решений:

о возбуждении уголовного дела в порядке, установленном статьей 146 настоящего Кодекса;

об отказе в возбуждении уголовного дела;

о передаче сообщения по подследственности в соответствии со статьей 151 настоящего Кодекса, а по уголовным делам частного обвинения - в суд в соответствии с частью второй статьи 20 настоящего Кодекса.

О принятом решении сообщается заявителю. При этом заявителю разъясняются его право обжаловать данное Решение и порядок обжалования.

<дата обезличена> на имя заместителя начальника СК МВД РФ поступило заявление С., где последний указал, что Селиверстов *.*. совершил противоправные действия с использованием экономических схем для создания фиктивной кредиторской задолженности в рамках банкротного дела, преднамеренно довел до банкротства ряд юридических лиц, производил вывод активов через специально созданные фирмы, не выплатило налог со сделки. При этом, И. просил проверить изложенные в его заявлении факты и решить вопрос о возбуждении в Селиверстова *.*. уголовного дела.

Таким образом, орган, осуществляющий уголовное преследование от имени государства - следователь, проверив надлежащим образом сообщение о преступлении, с соблюдением порядка и процедуры возбудил уголовное дела.

В соответствии со ст. 146 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации при наличии повода и основания, предусмотренных ст. 140 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации орган дознания, дознаватель или следователь в пределах компетенции возбуждают уголовное дело, о чем выносится соответствующее Постановление.

Указанная норма закона требует, чтобы в постановлении о возбуждении уголовного дела были указаны:

дата и место его вынесения,

кем оно вынесено,

повод и основание для возбуждения уголовного дела,

пункт, часть, статья Уголовного кодекса Российской Федерации, на основании которых возбуждается уголовное дело.

Обжалуемое Постановление о возбуждении уголовного дела от <дата обезличена> в полной мере соответствует вышеуказанным нормам процессуального законодательства, оно содержит в себе все необходимые реквизиты, предъявляемые к нему законом.

Обстоятельств, исключающих производство по делу, судом не установлено.

Настоящее уголовное дело было возбуждено в рамках процессуальной деятельности уполномоченным на то должностным лицом в пределах своей компетенции. Постановление носит обоснованный характер, является мотивированным.

Право оценки поводов и оснований для возбуждения уголовного дела является прерогативой следователя.

Ст. 21 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации обязывает прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя в каждом случае обнаружения признаков преступления принимать меры по установлению событий преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

Анализ требований жалобы и выступлений заявителя и его защитника свидетельствует о том, что фактически их доводы сводятся к оценке собранных доказательств и их достаточности для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, неправильной юридической квалификации содеянного.

Вместе с тем суд, рассматривая жалобу в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации не наделен полномочиями оценивать относимость, допустимость достоверность доказательственной базы, собранной по делу, поскольку разРешение этих вопросов будет производиться при рассмотрении дела судом, либо при разрешении вопроса о прекращении уголовного дела.

Вышесказанное свидетельствует, что следователь Шистеров *.*. при разрешении вопроса о возбуждении уголовного дела исполнил возложенные на него законом обязанности, приняв обоснованное Решение о возбуждении уголовного дела.

Ссылка защиты на определение арбитражного суда о замене кредитора в реестре требований кредитора, как на аргумент, свидетельствующий об отсутствии состава преступления, судом во внимание не принимается, так как фактические обстоятельства, которые рассмотрены и установлены в судебных актах арбитражного суда, осуществляющего гражданское судопроизводство в соответствии с компетенцией, определенной Конституцией Российской Федерации и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, и его выводы относительно этих обстоятельств, если ими, по существу, предрешается вопрос о виновности или невиновности лица в ходе уголовного судопроизводства, подлежат исследованию и оценке в соответствии с общими принципами доказывания, закрепленными в статье 49 Конституции Российской Федерации, при том что, подтвержденные арбитражным судом обстоятельства, свидетельствующие в пользу обвиняемого, могут быть отвергнуты лишь после того, как вступивший в законную силу исполняемый судебный акт арбитражного суда будет аннулирован в предусмотренных для этого процедурах.

Как было ранее указано судом, <дата обезличена> следователем Шистеровым *.*. в отношении Селиверстова *.*. было возбуждено уголовное дело, о принятом решении <дата обезличена> Селиверстову по адресу: <адрес обезличен>93 было направлено письменное уведомление. Запись о направлении почтового уведомления занесена в журнал регистрации исходящих сообщений ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области. Из представленных суду рапортов оперативных сотрудников следует, что Селиверстов *.*. по указанному адресу не живет.

Кроме того, следует заметить, что сам по себе факт несвоевременного уведомления лица, о возбуждении в отношении него уголовного дела не свидетельствует о незаконности постановления о возбуждении уголовного дела как такового.

Что касается доводов жалобы о незаконности обыска в помещении, расположенном в <адрес обезличен> в <адрес обезличен>, то суд приходит к следующим выводам.

В соответствии со ст. 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации основанием производства обыска является наличие достаточных данных полагать, что в каком-либо месте или у какого-либо лица могут находиться орудия преступления, предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела, обыск производится на основании постановления следователя. О начала обыска следователь предъявляет Постановление о его производстве. До начала обыска следователь предлагает добровольно выдать подлежащие изъятию предметы, документы и ценности, которые могут иметь значение для уголовного дела. Изъятые предметы, документы и ценности предъявляются понятым и другим лицам, присутствующим при обыске. При производстве обыска участвуют лицо, в помещении которого производится обыск, либо вправе присутствовать защитник, а также адвокат того лица, в помещении которого производится обыск. При производстве обыска составляется протокол в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса. В протоколе должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы или ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости.

<дата обезличена> следователем отдела № 1 СЧ ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области Аглиулиным *.*. вынесено Постановление о производстве обыска в рамках уголовного дела <номер обезличен>. В указанном документе следователь указал на то, что в отношении Селиверстова *.*. возбуждено уголовное дело, изложил фактические обстоятельства, при которых, по его мнению, было совершено преступление. Здесь же им было указано, что имеются достаточные данные полагать, что по месту производства обыска (Высоцкого,3) могут находиться документы, имеющие значение для уголовного дела, в частности, договоры между различными юридическими лицами, речь о которых идет, в том числе, и в постановлении о возбуждении уголовного дела.

<дата обезличена> следователем Аглиулиным *.*. в период с 09-40 до 13-30 часов в присутствии 2-х понятых, работников ЗАО «Автофранс», ЗАО «Гамма», адвоката Захваткина *.*., оперуполномоченных был произведен обыск в помещении по Высоцкого,3, по результатам которого был изъят ряд документов, перечень которых указан в протоколе обыска. Перед началом следственного действия работникам было предложено выдать требуемые документы добровольно, однако, этого сделано не было, а потому изъятие документов происходило в принудительном порядке.

По окончанию обыска от адвоката поступили замечания о том, что Селиверстов *.*. не был извещен о возбуждении в отношении него уголовного дела, адвокат должным образом не ознакомлен с Постановлением о производстве обыска, вследствие чего производство обыска является незаконным.

Изложенное свидетельствует о том, что обыск производился уполномоченным на то процессуальным лицом в рамках возбужденного уголовного дела на основании процессуального оформленного документа. Протокол обыска отразил последовательность и правомерность следственных действий, он полностью соответствует требованиям ст. ст. 83, 166, 182 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации.

В соответствии с нормами уголовно-процессуального закона, следователь не обязан заблаговременно предупреждать о производстве обыска в помещении, предоставлять лицам, присутствующим при проведении указанного следственного действия копии процессуальных документов, в частности, постановления о производстве обыска. Как следует из протокола обыска, адвокату была предоставлена возможность ознакомиться с требуемым им Постановлением. Протокол обыска подписан участниками следственного действия, в том числе и адвокатом Захваткиным *.*., то есть, он согласился с указанием следователя о том, что ему Постановление о производстве обыска предоставлено было.

Реального нарушения процессуальных прав и законных интересов Селиверстова *.*. при производства обыска со стороны следователя судом не установлено. Конституционных прав указанного лица действиями следователя попрано не было.

Таким образом, исследовав представленные материалы уголовного дела с учетом доводов заявителя, суд приходит к выводу об их необоснованности, а потому полагает необходимым отказать в удовлетворении жалобы адвоката Захваткина *.*.

На основании изложенного, руководствуясь ст. ст. 124, 125 ч.1 п.1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, суд

Постановил:

В удовлетворении жалобы адвоката Захваткина *.*. в интересах Селиверстова *.*. о признании незаконным и необоснованным возбуждения уголовного дела в отношении Селиверстова *.*., признании незаконным обыска, проведенного <дата обезличена> следователем отдела № 1 СЧ ГСУ ГУ МВД России по Свердловской области Аглиулиным *.*. в помещении по адресу: <адрес обезличен> отказать.

О принятом решении уведомить заинтересованных лиц.

Постановление может быть обжаловано и опротестовано в Свердловский областной суд в течение 10 суток со дня его вынесения.

Судья: