Арбитражная практика

О взыскании морального вреда причинённого профессиональным заболеванием. Решение от 10 февраля 2012 года №. Самарская область.

10 февраля 2012 года Исаклинский районный суд Самарской области в составе председательствующего судьи районного суда Семёнова *.*., с участием помощника прокурора Исаклинского района Лидиной *.*.,

при секретаре судебного заседания Яшиной *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело № по иску ФИО2 к СПК «Сургут» Исаклинского района Самарской области о возмещении морального вреда причиненного профессиональным заболеванием,

Установил:

Колебиров *.*. обратился в суд с иском к Сельскохозяйственному производственному кооперативу «Сургут» Исаклинского района Самарской области о возмещении морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием.

В обосновании исковых требований истец указал, что он более 30 лет проработал в сельском хозяйстве (колхоз «Родина», СПК «Родина», СПК «Сургут»), из них более 18 лет
(с 1990 года до 2009 года) работал на гусеничном тракторе ДТ-75 (профмаршрут обозначен в трудовой книжке). Свою работу всегда выполнял ответственно и добросовестно, перевыполнял нормы в 2-3 раза, неоднократно занимал призовые места в районных соревнованиях, а в 2008 году по итогам областного соревнования по производству сельскохозяйственной - продукции, будучи механизатором гусеничных тракторов СПК «Сургут» муниципального района Исаклинский Самарской области, награжден за 2 место дипломом Правительства Самарской области.

Работая на тракторе, он выполнял следующие виды работ: в весенне-летний период: боронование, культивация паров, посев озимых, вспашка зяби; в зимний период занимался ремонтом тракторов, сеялок, культиваторов, борон, расчищал дороги бульдозером. Приходилось работать на гусеничном тракторе с большим износом (1990 года выпуска), кондиционер и отопление отсутствуют, герметизация и шумоизоляция кабины нарушены. Ежегодно проходил медицинские осмотры.

В 2008 году он начал постоянно болеть, и при прохождении медицинского осмотра в конце 2008 года у него была обнаружена вибрационная болезнь, он был направлен на обследование в Областной центр профпатологии.

Весной 2009 года ему впервые Установили инвалидность, а 24 июня 2011 года Главное бюро медико-социальной экспертизы по Самарской области, филиал № 24 повторно (в третий раз) установило ему третью группу инвалидности вследствие хронического профессионального заболевания и определило степень утраты профессиональной трудоспособности в 40%, о чем свидетельствуют справки № и № от ДД.ММ.ГГГГ.

При этом наличие профессионального заболевания подтверждается также Актом о случае профессионального заболевания № от ДД.ММ.ГГГГ Санитарно-гигиенической характеристикой условий труда работника при подозрении у него профессионального заболевания от ДД.ММ.ГГГГ Медицинским заключением № от ДД.ММ.ГГГГ, Заключением врачебной комиссии № от ДД.ММ.ГГГГ, Заключением врачебной комиссии № от ДД.ММ.ГГГГ.

Согласно заключениям врачебной комиссии ему был
установлен следующий диагноз: перечень заболеваний. Заболевание профессиональное.

Более того, у него выявлены сопутствующие заболевания: перечень сопутствующих заболеваний

Причиной профессиональных заболеваний является длительное, многократное воздействие на организм работающего вредных производственных факторов: шума (шум на рабочем месте механизатора превышает ПДУ на 6 ДБА при ПДУ 80 ДБА), общей и локальной вибрации (уровни транспортной вибрации превышают ПДУ на частоте 2 Гц - на 8 Дб, 4 Гц - на 19 Дб, на 8 Гц - 19 Дб), неблагоприятных условий микроклимата.

Управляя транспортным средством, он постоянно находился в неудобной и фиксированной рабочей позе, которая сопровождалась статистическим напряжением мышц плечевого пояса, рук, шейно-грудного и поясничного отдела позвоночника. При осуществлении ремонтных работ пребывал в неудобной вынужденной позе, перемещал грузы вручную до 30 и более килограмм. Ремонтные работы в зимнее время проводились в не отапливаемом гараже при недостаточном освещении. Также подвергался воздействию следующих неблагоприятных производственных факторов: пониженная температура воздуха, сквозняки, задымленность помещения (принудительная вентиляция отсутствовала). Также подвергался воздействию химических веществ, содержащихся в выхлопных газах (оксид углеводорода, азота и т.д.).

Согласно гигиеническим критериям оценки и классификации условий труда по показателям вредности и опасности факторов производственной среды, тяжести и напряженности трудового процесса труд механизатора относится к 3.2 классу (вредный).

Его стаж работы в условиях воздействия вредных веществ и неблагоприятных производственных факторов, которые могли вызвать профессиональное заболевание, составляет 30 лет 03 месяца (п.9 Акта).

Физические страдания, которые он испытывает, выражаются в постоянных сильных болях в спине, шее, в руках и ногах, невозможности поднять тяжести более 5 кг., ограниченной двигательной способности, в онемении и судорогах мышц верхних и нижних конечностей, из-за нейросенсорной тугоухости я испытываю постоянный сильный
шум и боли в голове, плохой слух не позволяет нормально общаться с людьми. Также у него постоянно «скачет» давление, болит сердце, желудок и поджелудочная железа.

После обнаружения у него вибрационной болезни он был переведен на должность мастера-наладчика в тракторной бригаде. Однако по рекомендации лечащего врача от 12 сентября 2011 года он вынужден был в октябре 2011 года отказаться от трудовой деятельности.

Считает, что имеет право на выплату денежной компенсации морального вреда, поскольку в соответствии со ст. 8, 14 Федерального закона РФ № 125 - ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда, наряду с другими выплатами, гарантированными законом независимо от вины предприятии.

01 октября 2011 года он обратился к ответчику с заявлением о компенсации ему морального вреда по потере трудоспособности, однако до настоящего времени ответчик никоим образом на его заявление не отреагировал.

Исходя из объема причиненных ему физических и нравственных страданий, а также из стажа трудовой деятельности под воздействием вредных производственных факторов у ответчика определяет сумму денежной компенсации морального вреда, причиненного профессиональным заболеванием в 300 тысяч рублей.

В соответствии с действующим законодательством Российской Федерации, требования о взыскании морального вреда при подаче искового заявления в суд государственной пошлиной не облагаются.

Просит суд взыскать с ответчика в его пользу денежную компенсацию за моральный вред, причиненный профессиональным заболеванием в размере - 300 тысяч рублей.

В судебном заседании представитель истца Колебирова *.*. - ФИО1 заявленные истцом требования поддержала, просила их удовлетворить в полном объеме и сослалась на доводы, изложенные в
исковом заявлении.

Представитель ответчика СПК «Сургут» Исаклинского района Самарской области в лице председателя ФИО6, в судебном заседании иск Колебирова *.*. признал частично, представил суду отзыв на исковое заявление и просил суд иск удовлетворить на сумму 30 000 рублей.

Представитель территориального отдела Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Самарской области в Сергиевском районе в судебное заседание не явился. Судом определено, дело рассмотреть в отсутствие представителя Управления Роспотребнадзора по Самарской области в Сергиевском районе.

Заслушав доводы представителей сторон, выслушав позицию прокурора, полагавшего иск подлежащим удовлетворению в объеме определенном судом, изучив материалы дела, суд приходит к следующему.

В судебном заседании установлено, что истец Колебиров *.*. более 18 лет работал в колхозе «Родина», СПК «Родина» правопреемником которых является СПК «Сургут» в условиях воздействия вредных производственных факторов.

Заключением врачебной комиссии Самарского областного центра профпаталогии подтверждается, что истец находился на обследовании в данном Центре и ему установлено профессиональное заболевание: перечень заболеваний. Заболевание профессиональное. Сопутствующие: перечень сопутствующих заболеваний.

Согласно заключению врачебной комиссии Клиники Самарского государственного медицинского университета (отделение профпаталогии) от 29 апреля 2010 года. Место работы СПК «Сургут» - мастер. Диагноз: перечень заболеваний. Заболевание профессиональное.

Согласно ксерокопию справки серия МСЭ - 2006 № Колебирову *.*. установлена третья группа инвалидности. Причина инвалидности - профессиональное заболевание. Колебирову *.*. установлена степень утраты профессиональной трудоспособности в 40%.

Профмаршрут Колебирова *.*. обозначен в трудовой книжке.

Из акта о случае профессионального заболевания № о случае профессионального заболевания от ДД.ММ.ГГГГ следует, что причиной профессионального заболевания Колебирова *.*. послужили: транспортная и общая вибрация - превышение ПДУ, шум - превышение ПДУ.

Акт о случае профессионального заболевания № составлен
по последнему месту работы - СПК «Сургут» Исаклинского района Самарской области и подписан представителями работодателя.

Как следует из санитарно-гигиенической характеристики условий труда форма №/У от 24 декабря 2008 года на Колебирова *.*., общий стаж его работы составляет 29 лет 11 месяцев, стаж работы в данной профессии 18 лет. Профмаршрут согласно записей в трудовой книжке. Заключение о состоянии условий труда Колебирова *.*. в профессии механизатора СПК «Сургут» соответствует классу - 3.2 вредный характеризующееся уровнями вредных факторов, вызывающие стойкие функциональные изменения, приводящие в большинстве случаев к увеличению профессионально обусловленной заболеваемости, появлению начальных признаков или легких форм профессиональных заболеваний (потери профессиональной трудоспособности), возникающих после продолжительной экспозиции (часто после 15 и более лет).

Профмаршрут Колебирова *.*. отражен в его трудовой книжке, имеющейся в материалах дела.

Последняя запись № от 01 октября 2011 года: «Уволить с занимаемой должности по собственному желанию согласно ст. 80 ТК РФ» подпись работодателя, печать.

Как установлено в судебном заседании, в санитарно-гигиенической характеристике условий труда Колебирова *.*. описаны условия труда как вредные (класс 3.2). Данная санитарно-гигиеническая характеристика условий труда составлена по последнему месту работы Колебирова *.*. - СПК «Сургут».

Ответственность в виде возмещения морального вреда впервые установлена ст. 131 «Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик», введенных в действие 03 августа 1992 года. В соответствии с п.1 ст. 54 Конституции РФ закон, устанавливающий или смягчающий ответственность, обратной силы не имеет.

Всего стаж работы Колебирова *.*. в организациях, правопреемником которого является СПК «Сургут», составляет 29 лет 11 месяцев.

На основании изложенного, по мнению суда, воздействие вредных факторов описанных в санитарно-гигиенической характеристике относительно работы Колебирова *.*., явились причиной получения
им профессионального заболевания, установления инвалидности и утратой профессиональной трудоспособности в 40%.

Таким образом, в процессе трудовой деятельности у ответчика на Колебирова *.*. оказывали воздействия вредные производственные факторы.

В судебном заседании установлено, что именно в результате профессионального заболевания истцу причинен моральный вред, который повлек за собой нравственные и физические страдания.

В соответствии со ст. 151 ГК РФ если гражданину причинен моральный вред действиями, нарушающими его неимущественные права, то вред подлежит возмещению.

На основании ч. 3 ст. 8 ФЗ РФ № 125 от 24 июля 1998 года «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» возмещение застрахованному морального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем или профессиональным заболеванием, осуществляется причинителем вреда.

При этом указанный закон не связывает возмещение морального вреда с виной причинителя вреда.

Постановлением Пленума Верховного Суда РФ № 10 от 20 декабря 1994 года «О некоторых вопросах применения законодательства и компенсации морального вреда», разъяснено, что в соответствии с действующим законодательством одним из обязательных условий наступления ответственности за причинение морального вреда является вина причинителя вреда, за исключением случаев прямо предусмотренных законом.

В данном случае таким законом является Федеральный закон № 125 от 24 июля 1998 года «О случаях профессиональных заболеваний».

Следовательно, доводы представителя ответчика о том, что вины СПК «Сургут» в причинении вреда здоровью истца нет, не приняты судом во внимание, как не основанные на законе.

Согласно акту о случае профессионального заболевания № от ДД.ММ.ГГГГ заболевание у Колебирова *.*. возникло в результате не совершенства рабочего места, воздействия на организм транспортной, общей вибрации и шума, превышающих ПДУ.

Стаж работы в условиях воздействия вредных условий труда составляет более 18
лет. Указанные обстоятельства позволяют суду сделать вывод о том, что развитию профессионального заболевания способствовала работа истца в СПК «Сургут» и в организациях, правопреемником которых является СПК «Сургут».

Доводы представителя ответчика о том, что истцом не подтвержден объем причиненных ему физических и нравственных страданий не могут быть приняты во внимание, поскольку они опровергаются материалами дела.

Оформление санитарно-гигиенической характеристики только по последнему месту работы не является нарушением требований закона. Расследование профессионального заболевания проведено в соответствии с Положением о расследовании и учете профзаболеваний.

В соответствии со ст. 1101 ГК РФ компенсация морального вреда осуществляется в денежной форме. Размер компенсации морального вреда определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости.

С учетом требований разумности и справедливости, а, также учитывая характер физических и нравственных страданий Колебирова *.*., фактические обстоятельства при которых был причинен моральный вред, в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда.

Из пояснений представителя истца в судебном заседании следует, что Колебиров *.*. испытывает постоянные сильные боли в спине, шее, руках и ногах, невозможность поднять тяжести свыше 5 кг., онемение и судороги мышц верхних и нижних конечностей. Он постоянно испытывает сильный шум и боли в голове, плохой слух.

Указанные обстоятельства суд находит существенными и влияющими на размер возмещения вреда, подлежащего взысканию с ответчика.

Доводы представителя ответчика не могут быть приняты во внимание по существу рассмотрения дела.

Длительное время Колебиров *.*. отработал в организации ответчика, согласно санитарно-гигиенической характеристики в условиях вредных производственных факторов. За
основу определения сумм к взысканию с ответчика взят стаж работы на конкретном предприятии.

С учетом требований справедливости и разумности, а также учитывая характер физических и нравственных страданий Колебирова *.*., фактические обстоятельства при которых был причинен моральный вред, суд считает, что требования о взыскании с ответчика компенсации морального вреда завышены и полагает, что в возмещение морального вреда истцу возможным взыскать с СПК «Сургут» - 2000 000 рублей.

В остальной части иска следует отказать.

Истец освобожден в установленном законом порядке от уплаты государственной пошлины.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 151 ГК РФ, ст. ст. 194 -199, 320,321 ГПК РФ, суд

Решил:

Иск ФИО2 к СПК «Сургут» - удовлетворить частично.

Взыскать в пользу ФИО2 компенсацию морального вреда с СПК «Сургут» Исаклинского района Самарской области - 200 000 (двести тысяч) рублей.

В остальной части иска Колебирову *.*. - отказать.

Решение может быть обжаловано в Самарский областной суд в апелляционном порядке в месячный срок со дня изготовления в окончательной форме через Исаклинский районный суд Самарской области.

Судья:

Решение изготовлено в окончательной форме

15 февраля 2012 года в 14 часов 45 минут.

Судья: