Арбитражная практика

Исковые требования о признании приказа об увольнении незаконным, восстановлении на службе в органах внутренних дел, взыскании денежного довольствия за время вынужденного прогула, компенсации морального вреда обоснованно удовлетворены, поскольку факт совершения истцом грубого нарушения служебной дисциплины в судебном заседании не установлен, кроме того, увольнение произведено во время болезни истца. Определение от 16 ноября 2011 года № 33-2316. Рязанская область.

(извлечение)

Судебная коллегия по гражданским делам Рязанского областного суда рассмотрела в открытом судебном заседании дело по кассационным жалобам УМВД России по г. Рязани и УМВД России по Рязанской области на решение Советского районного суда г. Рязани от 26 сентября 2011 года, которым постановлено:

Иск *.*. В. удовлетворить.

Признать приказ УМВД России по Рязанской области N <...> от 3 июня 2011 года в части увольнения *.*. В. по пункту “к“ части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (за грубое нарушение служебной дисциплины) - незаконным.

В приказе УМВД России по Рязанской области N <...> от 3 июня 2011 года изменить формулировку
причины увольнения *.*. В. с пункта “к“ части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (за грубое нарушение служебной дисциплины) на пункт “а“ части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (по собственному желанию), изменить дату увольнения *.*. В. с 3 июня 2011 года на 26 сентября 2011 года.

Взыскать с УМВД России по г. Рязани в пользу *.*. В. денежное довольствие за время вынужденного прогула за период с 4 июня 2011 года по 26 сентября 2011 года в размере <...> рубля <...> копеек.

Взыскать с УМВД России по Рязанской области в пользу *.*. В. денежную сумму в счет компенсации морального вреда в размере <...> рублей.

Взыскать с УМВД России по Рязанской области в пользу *.*. В. судебные расходы на оплату услуг представителя в размере <...> рублей.

Взыскать с УМВД России по г. Рязани в пользу *.*. В. судебные расходы на оплату услуг представителя в размере <...> рублей.

Изучив материалы дела, заслушав доклад судьи Мошечкова *.*., объяснения представителя УМВД России по Рязанской области по доверенности *.*. С., представителя УМВД России по г. Рязани по доверенности *.*. Е., поддержавших доводы кассационных жалоб, возражения против доводов кассационных жалоб представителя *.*. В. по доверенности *.*. А., судебная коллегия

Установила:

К участию в деле в качестве соответчика было привлечено УМВД России по г. Рязани.

В ходе судебного разбирательства истец изменил свои исковые требования и окончательно просил суд признать приказ УМВД России по Рязанской области N <...> от 3 июня 2011 года о его увольнении незаконным; обязать УМВД России по Рязанской области изменить
формулировку причины его увольнения с пункта “к“ части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (за грубое нарушение служебной дисциплины) на пункт “а“ части 1 статьи 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (по собственному желанию), а дату его увольнения на день вынесения решения суда; взыскать с ответчика УМВД России по г. Рязани в его пользу денежное довольствие за время вынужденного прогула с 04.06.2011 по 26.09.2011; взыскать с ответчиков денежную компенсацию морального вреда в размере <...> рублей и расходы на представителя в сумме <...> рублей.

Суд удовлетворил требования *.*. В., постановив указанное решение.

В кассационной жалобе УМВД России по г. Рязани просит решение суда отменить, считает его незаконным, необоснованным. Мотивирует тем, что главным распорядителем денежных средств в регионе является УМВД России по Рязанской области, которое своими приказами принимало и увольняло *.*. В. со службы. УМВД России по г. Рязани не являлось работодателем истца, однако денежное довольствие за время вынужденного прогула суд отнес на этого ответчика, который его прав не нарушал. Полагает, что взыскивая с данного ответчика расходы на представителя, истец вышел за рамки исковых требований.

В кассационной жалобе УМВД России по Рязанской области просит решение суда отменить, считает его незаконным, необоснованным. Мотивирует тем, что по поводу нетрудоспособности истец в МСЧ УМВД не обращался, то есть злоупотребил правом, сокрыв эту информацию. В нарушение закона о противодействии коррупции, других норм права *.*. В. не сообщил о своем разговоре с ФИО1, в частности о том, Ф.И.О. ответственности. Суд неправильно оценил письменные объяснения, полученные в ходе судебной проверки. Также
в судебном заседании не исследовался вопрос о том, был ли истец трудоустроен на момент вынесения решения.

Проверив законность и обоснованность принятого решения по доводам кассационной жалобы, судебная коллегия полагает, что оснований для отмены решения не имеется.

Разрешая спор по существу, суд первой инстанции руководствовался Положением о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (далее Положение).

Согласно пункту “к“ ст. 58 Положения, сотрудники органов внутренних дел могут быть уволены со службы за грубое нарушение служебной дисциплины.

В соответствии со статьей 34 Положения, служебная дисциплина в органах внутренних дел означает соблюдение сотрудниками органов внутренних дел установленных законодательством Российской Федерации, присягой, дисциплинарным уставом органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденным Президентом Российской Федерации, контрактом о службе, а также приказами Министра внутренних дел Российской Федерации, прямых начальников порядка и правил при выполнении возложенных на них обязанностей и осуществлении имеющихся у них правомочий.

Грубым нарушением служебной дисциплины является совершение виновного действия (бездействие), повлекшего за собой нарушение прав и свобод человека и гражданина, возникновение угрозы жизни и (или) здоровью людей, создание помех в работе или приостановление деятельности органа (подразделения) внутренних дел либо организации и их структурных подразделений, причинение иного существенного вреда гражданам и организациям, если это не влечет за собой уголовную ответственность (пункт “г“).

В силу ст. 38 Положения, за нарушение служебной дисциплины на сотрудников органов внутренних дел могут налагаться взыскания, в том числе в виде увольнения из органов внутренних дел.

Статьей 39 Положения установлен порядок применения дисциплинарных взысканий, предусматривающий в том числе по необходимости проведение проверки с вынесением заключения по результатам проверки; недопустимость наложения дисциплинарного взыскания во время болезни сотрудника органа внутренних дел.

Материалами
дела установлено и сторонами не оспаривалось, что *.*. В. проходил службу в УВД по Рязанской области в период с 01.09.2000, с 11.08.2009 в должности старшего оперуполномоченного отделения N <...> (по обслуживанию <...> района) отдела по борьбе с экономическими преступлениями криминальной милиции УВД по г. Рязани.

Приказом УМВД России по Рязанской области N <...> от 3 июня 2011 года он был уволен с занимаемой должности по п. “к“ ч. 1 ст. 58 Положения о службе в органах внутренних дел Российской Федерации (за грубое нарушение служебной дисциплины).

Основанием к увольнению истца послужило решение аттестационной комиссии УВД по Рязанской области от 31 мая 2011 года, протокол N <...>, в соответствии с которым *.*. В. не соответствует занимаемой должности и за грубое нарушение служебной дисциплины аттестационная комиссия решила ходатайствовать перед Врио начальника УВД по Рязанской области об увольнении его из органов внутренних дел.

Аттестация на *.*. В. была составлена начальником ОБЭП КМ УВД по городу Рязани 30 мая 2011 года.

Основанием для принятия решения о рассмотрении *.*. В. на аттестационной комиссии УВД явилось заключение служебной проверки от 19 мая 2011 года, в соответствии с которым за грубое нарушение служебной дисциплины, нарушения положений ст. 9 ФЗ “О противодействии коррупции“, Приказа МВД России от 19.04.2010 N 293, в части неуведомления руководства, а также профессионально-этических принципов и норм Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного приказом МВД России от 24.12.2008 N 1138, Федерального закона “О полиции“, за ненадлежащее исполнение своих должностных инструкций, было принято решение о рассмотрении на аттестационной комиссии вопроса о привлечении *.*. В. к строгой дисциплинарной
ответственности и дальнейшем пребывании в органах внутренних дел.

Из заключения служебной проверки следует, что в ходе ее проведения установлено, что 13 апреля 2011 года заместитель начальника ОМ N <...> (по обслуживанию <...> района) УВД по г. Рязани подполковник милиции ФИО2 и заместитель начальника ОУР того отдела майор милиции ФИО3 привезли следователя ОМ N <...> (по обслуживанию <...> района) ФИО1 в служебный кабинет ОМ N <...> для получения объяснения по поводу его причастности к совершению хищения автомобиля ФИО4 со стоянки ООО “<...>“ с 3 на 4 апреля 2011 года. В ходе опроса в кабинет вошел старший оперуполномоченный ОБЭП УВД по г. Рязани капитан милиции *.*. В., являющийся мужем дочери директора автостоянки ФИО5 и сказал ФИО1, что он хотел “кинуть“ его на деньги и нанес ему удар рукой в голову, а также несколько ударов в область поясницы. *.*. М., в присутствии ФИО2, из корыстных побуждений спросил у него, как он собирается решать проблемы, ФИО1 ему ответил, что постарается найти деньги в сумме <...> тысяч рублей. После этого *.*. В. сказал ФИО1, что он должен отдать <...> тысяч рублей за причиненный ущерб заявителю, а также <...> тысяч рублей оперативным сотрудникам за “хлопоты“. После чего, ФИО1 с мобильного телефона *.*. В. позвонил своей сестре и сказал, что ему срочно нужны <...> тысяч рублей. Она обещала найти указанную сумму денег и предложила приехать в банк ООО “<...>“, где работает. По указанию подполковника милиции ФИО2, *.*. В. на своей автомашине “<...>“ совместно с ФИО1 поехали в указанный банк. После получения вышеуказанной суммы денег от сестры, ФИО1 и
*.*. В., вернулись к зданию ОМ N <...>, где *.*. В. предложил ФИО1 оставить деньги на переднем сиденье его автомашины. После этого они проследовали к служебному кабинету ФИО2, *.*. В. зашел в кабинет, а ФИО1 попросил подождать в коридоре. Через некоторое время подполковник милиции ФИО2 на своей автомашине привез капитана юстиции ФИО1 в УВД по г. Рязани, где начальнику УВД по г. Рязани ФИО6 и его первому заместителю ФИО7 сообщил, что ФИО1 является похитителем автомашины. В этот же день заявитель ФИО4 от директора автостоянки ФИО5 получил за похищенный автомобиль деньги в сумме <...> тысяч рублей и написал две расписки, о получении указанной суммы денег, и о том, что не имеет претензий к указанной автостоянке.

Согласно тексту аттестации от 30 мая 2011 года, грубое нарушение дисциплины *.*. В. выразилось в нарушении им норм Федерального закона “О полиции“ и своих должностных инструкций, что привело к нарушению прав ФИО1, потерпевшего ФИО4 на справедливое и законное расследование и возмещение вреда, нарушение прав ФИО8, создало помехи в реализации своих полномочий ОМ N <...> в части раскрытия преступления, обнаружения и изъятия похищенного имущества, причинение существенного вреда деловой репутации органов полиции. *.*. В. осознанно вступил в коррупционную связь с физическими и юридическими лицами, как правонарушителями, так и лицами, желающими получить выгоду, и о получении материальной выгоды для третьих лиц не уведомил руководство. Своим коррупционно опасным поведением, используя свое служебное положение, создал предпосылки Ф.И.О. ответственности лиц, совершивших преступление, и иных лиц, чьи интересы отстаивал.

В соответствии с ч. 1 ст. 9 Федерального закона от 25.12.2008 N 273-ФЗ “О противодействии коррупции“,
государственный служащий обязан уведомлять представителя нанимателя (работодателя), органы прокуратуры или другие государственные органы обо всех случаях обращения к нему каких-либо лиц в целях склонения его к совершению коррупционных правонарушений. Невыполнение этой обязанности является правонарушением, влекущим его увольнение.

Согласно статье 1 того же Закона, коррупция - это злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп либо иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуг имущественного характера, иных имущественных прав для себя или для третьих лиц либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами; совершение тех же деяний от имени или в интересах юридического лица.

В соответствии с пунктом 2 Порядка уведомления сотрудников ОВД работодателя о фактах обращения в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений, утвержденного Приказом МВД России от 19 апреля 2010 г. N 293, обязанность уведомления представителя нанимателя (работодателя) о фактах обращения, в том числе о ставших известными фактах обращения к другим сотрудникам, возлагается на всех сотрудников системы МВД России.

В соответствии со ст. 22 Кодекса профессиональной этики сотрудника органов внутренних дел Российской Федерации, утвержденного Приказом МВД России от 24.12.2008 N 1138, коррупционно опасным поведением считается такое действие или бездействие сотрудника, которое в ситуации конфликта интересов создает предпосылки и условия для получения им корыстной выгоды и (или) преимуществ как для себя, так и для иных лиц, организаций, учреждений, чьи интересы прямо или косвенно отстаиваются сотрудником, незаконно использующим свое служебное положение.

Истец в суде оспаривал обстоятельства, установленные в заключении служебной проверки и
выводы аттестационной комиссии, ссылаясь на то, что события и действия, изложенные в заключении, основаны только на объяснениях ФИО1, желавшего таким образом избежать уголовную ответственность, при этом объяснения других участников ситуации во внимание не принимались.

Как верно указал в решении районный суд, в действиях *.*. В. в редакции, изложенной в заключении служебной проверки, усматриваются признаки преступления, проверка наличия которых не входит в компетенцию ОСБ УВД по Рязанской области. По заявлению ФИО1 Московским МСО г. Рязани СУ СК России по Рязанской области была проведена проверка. Постановлением следователя от 27 мая 2011 года в возбуждении уголовного дела в отношении *.*. В. и других о совершении ими преступлений, предусмотренных ст. 285, 286, 290 УК РФ, было отказано по основанию, предусмотренному п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

При разрешении спора районный суд верно определил юридически значимые обстоятельства и возложил на ответчиков обязанность доказать законность увольнения истца.

Проверив законность основания увольнения, районный суд пришел к правильному выводу о недоказанности факта совершения истцом грубого нарушения служебной дисциплины за совершение которого он был привлечен к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.

Суд при вынесении решения обоснованно не принял во внимание довод представителей ответчика о том, что *.*. В. было известно о намерении ФИО1 избежать уголовную ответственность за вознаграждение, так как это обстоятельство не подтверждено ни материалами служебной проверки, ни иными представленными суду доказательствами.

На основании показаний допрошенных в судебном заседании свидетелей, материалов служебной проверки, районный суд пришел к правильному выводу об отсутствии бесспорных доказательств в подтверждение обращения к *.*. В. каких-либо лиц в целях склонения его
к коррупционному правонарушению, а также того обстоятельства, что *.*. В. было известно о таких обращениях к другим сотрудникам ОМ N <...>.

Суд верно указал, что в силу своих должностных обязанностей и компетенции старший оперуполномоченный отделения N <...> (по обслуживанию <...> района) отдела по борьбе с экономическими преступлениями КМ УВД по г. Рязани *.*. В. не мог оказать влияние на ход проводимой сотрудниками уголовного розыска проверки заявления потерпевшего ФИО4 по факту угона его автомобиля.

Доказательства в обоснование того, что в создавшейся ситуации имел место конфликт интересов и то, что *.*. В. не надлежащим образом исполнял иные возложенные на него служебные обязанности, суду также не представлены.

Вывод в заключении служебной проверки о том, что *.*. В. незаконно используя свое должностное положение, нарушил права ФИО1, ФИО4, ФИО8, создал пр Ф.И.О. ответственности лиц, совершивших преступление, неконкретен и не подтвержден какими-либо доказательствами. Из заключения невозможно установить какими именно действиями истец нарушил права указанных граждан, какие предпосылки и для каких именно лиц создал истец Ф.И.О. ответственности. В суде первой инстанции не установлена связь между действиями *.*. В. и не установлением лиц, причастных к угону автомобиля ФИО4.

Другой вывод в заключении о том, что *.*. В., являясь близким родственником владельцев автостоянки, с которой был похищен автомобиль, незаконно используя свое служебное положение, создавал предпосылки для получения ими выгоды либо выгоды для себя лично, также не нашел своего подтверждения в ходе судебного разбирательства. При этом районный суд верно указал, что возмещение ФИО1 причиненного ущерба потерпевшему ФИО4 не свидетельствует о получении выгоды *.*. В. или ФИО5, а также о коррупционной составляющей этого действия. Уголовно-процессуальное законодательство не только не запрещает лицу, причастному к совершению преступления, независимо от его правового статуса и стадии производства, принимать меры к заглаживанию причиненного вреда лично или через посредников, но и расценивает такие действия как обстоятельство, смягчающее наказание, а при определенных условиях и как основание д Ф.И.О. ответственности.

В заключении служебной проверки имеется ссылка на нарушение *.*. В. норм Федерального закона от 07.02.2011 N 3-ФЗ “О полиции“ ( ст. 6, 7, 12), однако, не указано в чем именно заключались такие нарушения.

При таких обстоятельствах, районный суд пришел к обоснованному выводу о том, что факт совершения *.*. В. грубого нарушения служебной дисциплины в судебном заседании не установлен, в связи с чем ответчики не доказали законность увольнения истца.

Из материалов дела также следует, что *.*. В. с 8 часов 3 июня 2011 года по 9 июня 2011 года находился на стационарном лечении в ГУЗ РОКБ. О своей нетрудоспособности истец 3 июня 2011 года уведомил непосредственного руководителя - начальника отделения ОБЭП КМ УВД по г. Рязани ФИО9. Данные обстоятельства ответчиками не оспорены.

При таких обстоятельствах районный суд пришел к обоснованному выводу о том, что был нарушен порядок увольнения *.*. В., поскольку увольнение 3 июня 2011 года произведено во время его болезни. Данное обстоятельство также является основанием для признания увольнения незаконным.

Довод кассационной жалобы УМВД России по Рязанской области о том, что *.*. В. намеренно скрыл в момент увольнения факт нетрудоспособности, тем самым злоупотребив своими правами, судом первой инстанции проверялся и обоснованно признан несостоятельным. Оснований для переоценки выводов районного суда судебная коллегия не находит.

Ссылка в кассационной жалобе УМВД России по Рязанской области на нарушение судом норм процессуального права, отдавшего предпочтение одним доказательствам перед другими, не соответствует материалам дела, из которых усматривается, что суд оценил относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности, то есть в соответствии с требованиями ГПК РФ. Доводы, по которым суд отверг ряд доказательств, также изложены в решении.

Довод кассационной жалобы УМВД России по Рязанской области о том, что судом не исследовался вопрос о трудоустройстве истца на момент вынесения решения, судебная коллегия во внимание не принимает, так как в суде первой инстанции об этом не заявлялось, а из копии трудовой книжки истца не следует, что он после увольнения из ОВД был трудоустроен.

Довод кассатора УМВД России по г. Рязани о том, что данное юридическое лицо не являлось работодателем истца и его прав не нарушало, в связи с чем суд незаконно взыскал с него денежное довольствие за время вынужденного прогула, являются несостоятельными, так как судом первой инстанции установлено, что денежное довольствие и окончательный расчет при увольнении выплачивались истцу УМВД России по г. Рязани.

Другой довод того же кассатора о том, что суд, взыскав с него расходы на представителя, вышел за пределы исковых требований, судебной коллегией также во внимание не принимается, так как в материалах дело имеется письменное ходатайство *.*. В. о взыскании таких расходов.

Иных доводов кассационная жалоба не содержит, а исследованные судом кассационной инстанции не могут служить основанием для отмены судебного решения, поскольку признаны несостоятельными.

Таким образом, судом полно и всесторонне проверены обстоятельства дела, правильно определен круг юридически значимых по делу обстоятельств, дана объективная, соответствующая нормам процессуального права оценка доказательств. Выводы суда соответствуют фактическим обстоятельствам дела, подробно аргументированы с применением норм материального права, регулирующего спорные отношения.

Решение суда отвечает требованиям ст. 195 ГПК РФ о законности и обоснованности и оснований для его отмены не имеется.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 361 ГПК РФ, судебная коллегия

Определила:

Решение Советского районного суда г. Рязани от 26 сентября оставить без изменения, а кассационные жалобы УМВД России по г. Рязани и УМВД России по Рязанской области - без удовлетворения.