Арбитражная практика

О взыскании компенсации морального вреда. Решение от 12 марта 2012 года №. Красноярский край.

12 марта 2012 года Ачинский городской суд Красноярского края

в составе: председательствующего судьи Панченко *.*.,

с участием истца Рузаевой *.*.,

представителя ответчика Ноздрюхина *.*.,

при секретаре Зависновой *.*.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Рузаевой *.*. к Обухову *.*. о взыскании компенсации морального вреда, суд

Установил:

Рузаева *.*. обратилась в суд с исковым заявлением к Обухову *.*. о взыскании компенсации морального вреда в размере 500000 рублей, мотивировав свои требования тем, что в 2012 году в результате несчастного случая на производстве погиб ее сын Заметин *.*., 1986 года рождения, работавший в ООО «Жилсервис» в должности монтажника санитарно-технических систем и оборудования. ООО «Жилсервис» по факту гибели ее
сына был составлен акт о несчастном случае на производстве № 3 от 03.12.2010 года, которым было установлено, что несчастный случай произошел в результате удара железобетонной плитой подъездного козырька при падении с него во время выполнения демонтажных работ. За нарушение правил техники безопасности и иных Ф.И.О. ответственности по ч.2 ст. 143 УК РФ был привлечен работник ООО «Жилсервис» Обухов *.*. В связи со смертью сына ей причинены физические и нравственные страдания, она потеряла родного человека, которому было 23 года, свою надежду и опору в дальнейшей жизни. Они проживали вместе в одной квартире, у них было полное взаимопонимание. Ее сын помогал ей во всем, материально содержал. Пережив большой стресс, она в настоящее время постоянно обращается к врачам и находится под их наблюдением, поскольку у нее нарушен сон, постоянно принимает обезболивающие препараты, страдает депрессией, в связи с чем, просит взыскать компенсацию морального вреда с ответчика в размере 500000 рублей (л.д. 2-3).

В судебном заседании истец Рузаева *.*. поддержала исковые требования по аналогичным основаниям, суду пояснила, что в смерти ее сына виновен Обухов *.*., который не обеспечил безопасность ее сына. Решением суда в ее пользу с ООО «Жилсервис» был взыскан моральный вред в размере 300 000 рублей, как с работодателя Обухова *.*., и с его размером она согласилась, предъявив исполнительный лист в МОСП о взыскании компенсации морального вреда в размере 300000 рублей с ООО «Жилсервис». Однако, ООО «Жилсервис» ликвидируется и она не сможет получить взысканную по решению суда компенсацию. Поэтому настаивает на взыскании морального вреда с Обухова *.*., признанного виновным в смерти ее сына. Гибелью
сына по вине других лиц ей причинены нравственные страдания, она потеряла сына, которого теперь не вернуть.

Ответчик Обухов *.*. в судебное заседание не явился, о дате, месте и времени судебного заседания извещен, в заявлении просит дело рассмотреть в его отсутствие, с участием его представителя Ноздрюхина *.*. (л.д. 22).

Представитель ответчика Обухова *.*. – Ноздрюхин *.*., действующий на основании доверенности 01.02.2012 года (л.д.30), в судебном заседании против исковых требований возражал в полном объеме, суду пояснил, что в то время, когда произошёл несчастный случай с Заметиным *.*., Обухов *.*. состоял в трудовых отношениях с ООО «Жилсервис». Несчастный случай произошёл при исполнении Обуховым *.*. и погибшим своих трудовых обязанностей. Обухов *.*. Приговором мирового судьи от 03 ноября 2011 года был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 143 УК РФ. С учётом указанных обстоятельств, и правил, установленных ст.ст. 1064 и 1068 ГК РФ, истица имеет право требовать компенсации морального вреда с ООО «Жилсервис», как работодателя Обухова *.*., поскольку является матерью погибшего Заметина *.*. По уголовному делу по факту смерти Заметина *.*., Рузаева была признана потерпевшей. Истица воспользовалась данным правом и в декабре 2011 года обратилась в Ачинский городской суд с исковым заявлением о компенсации морального вреда ответчиком ООО «Жилсервис». Заочным Решением Ачинского городского суда от 12.01.2012 года, исковые требования Рузаевой *.*. удовлетворены частично, и с ООО «Жилсервис» в её пользу взыскано 300 200 рублей, из которых 300 000 руб. как компенсация морального вреда. В соответствии с п. 1 ст. 1081 ГК РФ, ООО «Жилсервис» как лицо, возместившее вред, имеет право регрессного требования к
Обухову *.*. Таким образом, обязательства по возмещению вреда перед истицей несёт ООО «Жилсервис». Кроме того, поскольку судом, с учётом характера и объема причиненных истице нравственных и физических страданий, был установлен размер компенсации морального вреда, составляющий 300 000 руб., то обращение истицы в суд с требованием о взыскании с Обухова *.*. 500 000 руб. в качестве компенсации морального вреда, является повторным и направлено на увеличение размера компенсации морального вреда, ранее уже определенного Решением суда. Поэтому требование истицы о взыскании с Обухова *.*. компенсации морального вреда является незаконным, поскольку противоречит ст. ст. 1064, 1068 и 1081 ГК РФ, и направлено на получение дополнительной суммы к ранее установленному судом размеру компенсации морального вреда.

Выслушав истца, представителя ответчика, исследовав материалы дела, суд считает исковые требования Рузаевой *.*. не подлежащими удовлетворению по следующим основаниям. В соответствии с правилами ст. 151 ГК РФ, моральный вред возмещается при условии причинения гражданину нравственных и физических страданий нарушением его личных неимущественных прав.

Согласно п. 2 постановления от 20 декабря 1994 г. N 10 Пленума Верховного суда РФ «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда» под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.п.), или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права гражданина.

Степень нравственных или физических страданий оценивается
судом с учетом фактических обстоятельств причинения морального вреда, индивидуальных особенностей потерпевшего и других конкретных обстоятельств, свидетельствующих о тяжести перенесенных им страданий.

Следуя разъяснениям вышеназванного постановления Пленума ВС РФ, суд при рассмотрении данного спора выяснял и определял характер и полноту доказательств, подтверждающих факт причинения морального вреда.

В силу ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Как установлено по делу, 13.10.2010 г. инженер, выполняющий обязанности начальника участка ЖКК 2 ООО «Жилсервис» Обухов *.*., дал задание на выполнение работ по демонтажу козырьков подъездов многоквартирного дома №3, 3-го микрорайона, Привокзального района, монтажникам санитарно-технических систем и оборудования Заметину *.*. и Карпушину *.*. При этом, в нарушение действующих СНиПов проект на производство указанных работ, содержащих мероприятия по безопасному производству работ отсутствовал, средства индивидуальной защиты (предохранительные пояса) не выдавались работникам, наряд допуск не оформлялся, Заметин *.*. был допущен к выполнению опасных работ без прохождения обучения и проверки знаний по охране труда, инструктажей, стажировки на рабочем месте, при отсутствии ограждений и знаков безопасности, обозначающих опасную зону.

При работе по демонтажу очередного козырька подъезда в 14 часов 20 минут, Заметин *.*. при помощи погрузчика поднялся на козырек и начал выполнять работы шлифовальной машинкой. Когда была отрезана левая растяжка, левый угол козырька отошел от стены и Заметин *.*. упал с высоты, козырек под тяжестью пострадавшего перевернулся и противоположным краем ударил Заметина *.*. в спину, придавив к стене. По заключению судебно-медицинской экспертизы от 22.11.2010 г. смерть Заметина *.*. наступила от тупой травмы грудной клетки с
переломами ребер и др. повреждениями.

Указанные обстоятельства были установлены актом о несчастном случае на производстве от 03.12.2010 года (л.д. 4-7), а также Приговором мирового судьи судебного участка №2 в г. Ачинске от 03 ноября 2011 года, которым Обухов *.*., исполняющий в момент несчастного случая на производстве должностные обязанности инженера ЖКК 2 ООО «Жилсервис», был признан виновным в нарушении правил техники безопасности или иных правил охраны труда, совершенные лицом, на котором лежали обязанности по соблюдению этих правил, если это повлекло по неосторожности смерть человека, т.е. в совершении преступления, предусмотренного ч.2 ст. 143 УК РФ (л.д.8-13).

В силу ч.4 ст. 61 ГПК РФ, вступивший в законную силу Приговор суда по уголовному делу обязателен для суда, рассматривающего дело о гражданско-правовых последствиях действий лица, в отношении которого вынесен Приговор суда, по вопросам, имели ли место эти действия и совершены ли они данным лицом.

Решением Ачинского городского суда от 12.01.2012 г., вступившим в законную силу 28.02.2012 г., исковые требования Рузаевой *.*. были удовлетворены частично, с ООО «Жилсервис» в пользу Рузаевой *.*. взыскано 300200 рублей (л.д. 16-17).

Как следует из указанного решения суда, суд пришел к выводу о наличии вины работника ООО «Жилсервис» Обухова *.*. в смерти Заметина *.*. при исполнении им своих должностных обязанностей, в связи с чем, в соответствии со ст. 1068 ГК РФ обязанность по возмещению компенсации морального вреда должна была возложена именно на ООО «Жилсервис», что не исключает впоследствии права указанного юридического лица на регрессные требования к непосредственному причинителю вреда (л.д.16-17).

В соответствии с ч.2 ст. 61 ГПК РФ, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным Постановлением
по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

Согласно ст. 1068 ГК РФ, юридическое лицо либо гражданин возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей.

Применительно к правилам, предусмотренным настоящей статьи, работниками признаются граждане, выполняющие работу на основании трудового договора (контракта), а также граждане, выполняющие работу по гражданско-правовому договору, если при этом они действовали или должны были действовать по заданию соответствующего юридического лица или гражданина и под его контролем за безопасным ведением работ.

Из пояснений истицы Рузаевой *.*. следует, что с размером компенсации морального вреда в сумме 300 000 рублей с ООО «Жилсервис» она согласилась, что также подтверждается заявлением Рузаевой *.*. от 01.03.2012 г. в Межрайонный отдел судебных приставов исполнителей по г.Ачинску, Ачинскому и Б.Улуйскому районам о принятии исполнительного листа № 2-96(2012) года от 12.01.2012 г. о взыскании компенсации морального вреда в размере 300 200 руб. с ООО «Жилсервис» и возбуждении исполнительного производства.

При таких обстоятельствах, принимая во внимание установленные обстоятельства и требования закона, учитывая то, что компенсация морального вреда в связи с гибелью Заметина *.*. была взыскана с работодателя виновного лица Обухова *.*. – ООО «Жилсервис», суд полагает требования Рузаевой *.*. к Обухову *.*. о компенсации морального вреда незаконными и необоснованными.

Судом не могут быть приняты во внимание доводы истицы о том, что компенсация морального вреда должна быть взыскана с Обухова *.*. как лица, виновного в гибели ее сына, а также, поскольку ООО «Жилсервис» ликвидируется, так как гражданским законодательством предусмотрена именно ответственность юридического
лица за вред, причиненный его работником.

При этом, согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц в отношении ООО «Жилсервис» по состоянию на 28.12.2011 г., ООО «Жилсервис» находится в стадии ликвидации (л.д. 37-39). Однако порядок обращения взыскания при введении в отношении должника-организации процедур банкротства, а также при ликвидации должника-организации предусмотрен ФЗ «Об исполнительном производстве» № 229-ФЗ от 02.10.2007 года.

Также суд полагает, не имеется оснований для возложения ответственности на Обухова *.*. по возмещению морального вреда Рузаевой *.*., причиненного смертью близкого человека исходя из признания его виновным по Приговору суда, поскольку данная ответственность возложит на ответчика обязанность выплачивать сумму вреда в порядке регресса и в порядке погашения взысканной по решению суда суммы, что недопустимо в соответствии с требованиями гражданского законодательства.

Исходя из совокупности установленных по делу обстоятельств и требований закона, суд считает необходимым в удовлетворении исковых требований отказать.

Руководствуясь ст. ст. 194 – 198 ГПК РФ, суд

Решил:

В удовлетворении исковых требований Рузаевой *.*. к Обухову *.*. о возмещении морального вреда отказать.

Решение может быть обжаловано в Красноярский краевой суд в течение месяца со дня принятия решения в окончательной форме путем подачи апелляционной жалобы через Ачинский городской суд.

Судья *.*. Панченко